Красноярск: пробки 4
+24
$ 73.24
85.96
Сергей Дяченко: Нужно определить «точку отсчёта»

Сергей Дяченко: Нужно определить «точку отсчёта»

2020-07-14
-- Сергей Николаевич, почему разнятся цифры ущерба в расчётах «Норникеля» и Росприроднадзора? Вы по-разному считаете?

-- Для обсчёта ущерба мы используем ту же официальную формулу, что и Росприроднадзор, но надо иметь в виду, что в этой формуле несколько составляющих. Первая – это объём нефтепродуктов, который попал в водные объекты. Плюс несколько коэффициентов, один из которых – коэффициент за непринятие компанией мер по своевременной ликвидации последствий разлива нефтепродуктов. Росприроднадзор установил для происшествия на Норильской ТЭЦ-3 коэффициент 5, который вообще-то применяют лишь в том случае, если виновник не принимал никаких мер более 500 часов.

Мы полагаем, что этот коэффициент изначально был установлен государственными органами в формулу расчёта ущерба для того, чтобы виновник разлива нефтепродуктов немедленно приступал к ликвидации последствий. Мы приступили к ликвидации последствий разлива немедленно после тушения пожара, вызванного тем же разливом топлива. Компания готова обсуждать с Росприроднадзором, какую точку брать за отправную в начале работ по ликвидации последствий, но это никак не 500 часов! Компания 29 мая сразу после ликвидации пожара приступила к активной фазе работ – откачке дизельного топлива, оставшегося в пределах обваловки аварийной ёмкости, и сбору топлива с поверхности на территории нефтехранилища. Тогда же начались работы по вывозу наиболее загрязнённых участков почвы.

Второй контрольной точкой можно считать 31 мая, когда газоспасательной службой «Норникеля» были установлены боновые заграждения на реке. Третьей – прибытие и развёртывание морских спасателей 1 июня, когда было установлено ещё больше заграждающих бонов. Ещё одна дата – когда был объявлен режим чрезвычайной ситуации, и в Норильск прибыл отряд МЧС в 100 человек. Поэтому надо в наших переговорах с Росприроднадзором решить, какой момент считать началом работ по ликвидации последствий.

Но, даже если взять самую последнюю из перечисленных точку отсчёта, что с нашей точки зрения не совсем справедливо, даже тогда максимальный коэффициент не превысит 2, но никак не 5. А именно этот коэффициент даёт значительный прирост при расчёте ущерба.

-- Это важный коэффициент, но он применяется к конкретному объёму разлитого топлива...

-- В том-то и дело, что фактический объём топлива, попавшего в водные объекты, пока не определён. На сегодняшний день мы располагаем официальными цифрами, полученными самим штабом МЧС вместе с ЦЛАТИ (лаборатория, подведомственная Росприроднадзору) методом прямого замера всего того, что мы собрали с водной среды в активной фазе работ. Те плёнки, которые сейчас высачиваются, это от 5 до максимум 30 кубометров водно-топливной смеси в сутки, это остаточные явления.

На тот момент, когда был официальный замер, мы получили методом пересчёта результат около 11.700 тонн разлитого топлива. Теперь нам хотелось бы завершить работы по грунту, прийти к единому мнению с Росприроднадзором о том, сколько же всё-таки нефтепродуктов реально попало в грунт. Плюс нельзя сбрасывать со счетов топливо, собранное с помощью сорбентов. Всю эту «математику» нужно обсчитать и взвешенно подойти к определению фактического объёма разлившихся нефтепродуктов.

5.jpg

Нам говорят, что мы первоначально заявляли объём в 15.600 тонн, попавших в водные объекты. Надо понимать, что это заявление было сделано на второй-третий день после аварии, когда был выполнен облёт и просто посмотрели территорию, площадь разлития на реке. При этом в разных местах толщина плёнки дизтоплива была разной. Тогда расчёт был приблизительным. Мы же хотели бы получить реальные результаты, чтобы отвечать по ним.

Компания в очередной раз подтверждает, что все необходимые мероприятия по ликвидации последствий аварии мы собираемся финансировать за свой счёт. Мы не только ликвидируем последствия этой аварии, мы собираемся активно заниматься за свой счёт вопросами восстановления экосистемы. Мы считаем, что суммы, насчитанные в виде возмещения ущерба от этой аварии, должны быть в большей части пущены на активное восстановление экосистемы.

-- На какой стадии сейчас работы по ликвидации последствий разлива топлива?

-- Мы находимся на завершающей части активной фазы. В настоящий момент собрано более 90% разлитых нефтепродуктов. На сегодняшний день на реке установлено более 15 км защитных боновых заграждений. Фактически работа ведётся по сбору тонких плёнок, которые при колебаниях уровня воды высачиваются с береговой зоны.

Продолжаются активные работы на территории, где непосредственно произошла авария: на самой площадке топливохранилища и перед площадкой. Убрано уже около 188 тысяч тонн грунта с различной степенью загрязнённости.

Это техногенный грунт, а не плодородные земли. Это то, что было оставлено после стройки прежним руководством комбината (до 1996 года) нам «в наследие». Получается, что в результате этой аварии мы выполнили и историческую экологическую миссию – вывезли загрязнявшийся долгие годы до нас технологический грунт, оставшийся после советской стройки, в ангары, закрытые от атмосферных осадков. Дальше мы вместе с научным сообществом будем решать вопрос эффективной тщательной очистки этого грунта и дальнейшей его утилизации.

В отношении дальнейших действий с собранной водно-топливной смесью мы активно работаем с компаниями «Политехник» и «Нефтетанк». Они предоставили нам свои возможности и технологию оперативного строительства мягкого трубопровода, чтобы с береговой зоны, где сейчас находится собранная в мягкие ёмкости смесь, перекачать её на площадку, более удобную для дальнейшей работы. Параллельно мы ведём поиск технологии наиболее эффективной сепарации (разделения нефтепродуктов и воды). У нас идут переговоры с норвежскими коллегами, которые нашли два сепаратора большой мощности, один из которых имеет производительность 240 кубометров в час. Этого нам достаточно для выполнения задачи по сепарации в сроки, которые мы намечали. Второй сепаратор чуть меньшей мощности будет выполнять «тонкую» очистку товарной воды.

2.jpg

-- Что будет дальше с разделёнными фракциями?

-- Очищенную воду мы, скорее всего, будет использовать как технологическую воду на своих предприятиях. Топливо, отделённое в процессе очистки воды, мы рассчитываем довести до требуемых кондиций и использовать его по первоначальному предназначению – в качестве резервного топлива на ТЭЦ.

Идут работы и по разработке проекта рекультивации. Заключён договор с экспертно-аналитическим центром «Экотерра», который делает картирование всей загрязнённой территории, берёт пробы, определяет степень вреда. Вместе с Межведомственной комиссией, созданной по распоряжению президента РФ, специалисты «Экотерра» работают над методами работы с загрязнёнными продуктами. Мы надеемся получить эффективные решения по тому, как нам работать с собранным грунтом. 188 тысяч тонн – это немалый объём! Задачу по очистке такого объёма нам вместе со специалистами, которые предложат эффективное решение, придётся решать впервые в стране.

Зиму мы встретим тем, что у нас будет откачано всё топливо, будут идти работы по обеззараживанию собранного в ангары грунта. В следующем году с наступлением тепла мы намерены снова установить на реке сорбирующие боны, чтобы собрать всё, что может высочиться в период активного таяния снега.

Что касается дальнейшего, то Межведомственная комиссия под председательством заместителя министра природных ресурсов РФ должна представить консолидированный план мониторинга экосистемы в регионе Норильска. Мы не раз говорили, что компания будет активно участвовать в выполнении всех необходимых мероприятий по мониторингу и работе с остаточными явлениями аварии.

Возврат к списку

Загрузка...

Материалы по теме:

Реклама от YouDo