Красноярск: пробки 3
-13
$ 63.77
70.63

Все хирурги знают английский

В штате работают более 600 человек, включая медсестер, санитарок и технический персонал. За все время работы врачи центра спасли более 15 тысяч жизней жителей не только Красноярского края, но и всей России.
От многих спасенных пациентов в адрес клиники и её врачей пачками приходят благодарственные письма.
Средняя стоимость одной операции составляет около 250 тысяч рублей. А в день их проходит от 25 и больше. Причем хирурги могут провести за операционным столом порядка 10 часов, и даже это не предел.

Корреспондент 1-LiNE посетил Федеральный центр сердечной хирургии, уже успевший стать легендарным, и воочию убедился в сложности работы кардиохирургов.

— Молодой человек, у вас какой размер? — спросил меня врач, пока я пытался сделать снимок своим мобильным. Не каждый день удается попасть в святая святых Федерального центра хирургии.
Я осмотрел полки со стерильно чистой формой и выбрал нужную.

— Давайте 48-й, — ответил я.

Мне любезно был подан зеленый сверток, состоящий из рубашки и штанов, которые носит большинство врачей в операционных.

— Наталья будет ждать вас за этой дверью. Только не забудьте надеть шапочку и маску. У нас там все стерильно.

Завязывать врачебную шапочку оказалось не так-то просто, при том условии, что завязывалась она на затылке.

— Пойдемте со мной, я вам все покажу и расскажу, — произнесла за моей спиной молодая девушка.

Наталья — пресс-секретарь, сегодня она показала представителям СМИ, чем и как живет центр хирургии.

— Сегодня мы с вами увидим несколько видов операций, которые выполняются в нашем центре: две закрытых и две открытых.
— Закрытых? — переспросил я, подумав о том, что мне так и не удастся лично понаблюдать за работой местных хирургов.

Мы вошли в первую операционную. Она был разделена на 2 части. Одно помещение напоминало компьютерный офис: повсюду стояли мониторы, на которых были изображены десятки линий, показывающих работу сердца оперируемого пациента.

— О, а вот и фотограф, — сказали несколько врачей. Их лица закрывали маски. Однако было несложно догадаться, что вид постороннего человека с камерой их нисколько не смутил.
— В этой операционной мы проводим закрытые операции, проще говоря без большого разреза, — пояснила Наталья. — Сейчас мы оденем тебя в специальный костюм, который защитит от облучения, и ты сможешь пройти в саму операционную.

Накидка представляла собой нечто среднее между бронежилетом из кевлара и халатом. Причем от первого она взяла плотность и тяжесть, а от второго — размеры и длину. Я не сразу почувствовал вес этой врачебной накидки и смело ринулся в операционную.
Попав в неё, я сразу почувствовал на себе груз ответственности. Любое неловкое движение могло привести к серьезным последствиям, а возможно, и к непоправимым. Хирург, орудовавший трубками за операционным столом, улыбнулся мне и продолжил свою работу.

Из оперируемого торчало несколько трубок, которые, как объяснили мне позже, и являются хирургическими инструментами. Этими самыми трубочками врач без разрезания грудной клетки добирается до проблемных зон сердца, где располагается очаг, вызывающий нарушения ритма сердца.

Вопреки всем моим ожиданиям, оперируемый был в сознании и даже общался с врачом. Не то, что бы это была светская или дружеская беседа, — все сводилось к вопросам о самочувствии.
Сделав пару снимков, я вышел из операционной, где меня уже ждала Наталья.

— Не переодевайся. Костюм тебе еще пригодится, — пояснила она, увидев мой слегка озадаченный взгляд.

Выйдя из операционной, мы прошли по коридору в следующую. Это тоже рентгеноперационная, но в ней проводятся вмешательства на сосудах — рентгенэндоваскулярные операции. Опять же без большого разреза, а только через прокол в артерии к пораженному участку сосуда доставляется металлический стент, раскрывается и восстанавливает кровоснабжение. Такие операции менее травматичны, чем открытые, и человек уже через пару дней здоровым уходит домой.

— А ты знаешь, что «бронежилет» весит 10 килограммов? — спросила меня Наталья.

В следующих операционных нас ждало более откровенное зрелище, нежели замотанные в зеленые накидки пациенты, с торчащими из них тоненькими металлическими лесками.
Здесь были настоящие, открытые операции, от которых просят воздержаться слабонервных.

— Молодой человек, не подходите к этому столу, у меня здесь все стерильно, — произнесла одна из медсестер, заметив как я перемещаюсь по операционной.

На этот раз в комнате не было засилья компьютеров и мониторов. Здесь были аппараты поддержания жизни, резервуары для откачивания лишней крови, детекторы сердцебиения и т. д.

Для проведения открытых операции задействованы целые бригады врачей и медсестер. В процедурах подобного рода участвовали несколько анестезиологов и реаниматологов, санитары, операционные медсестры и как минимум трое кардиохирургов, — всего в таких операциях может участвовать до 15 человек.

Вся операция разделена на несколько этапов.

Сначала пациента готовят к операции. Вскрывают грудную клетку, освобождая путь для хирургического вмешательства. Ассистенты готовят для основного оператора поле деятельности. Затем наступает один из самых ответственных моментов — остановка сердца. В этот процесс включены все медсестры и врачи, участвующие в операции.

— Стоп, — командует главный врач Валерий Сакович.
— Стоп, — повторяют остальные находящиеся в операционной врачи.

Анестезиолог вводит препараты, которые замедляют сердце. И вот на специальном мониторе полоса сердцебиения становится прямой.
Только после этого начинается главный этап операции, который в итоге приведет к выздоровлению больного.
Сделав пару снимков, мы с Натальей покинули операционное отделение Центра.
По пути в кабинет Наталья рассказала о том, что хирурги, работу которых мы с ней наблюдали, сравнимы для неё с недосягаемыми героями.

— В основном у нас оперируют молодые хирурги, многим нет еще и сорока лет. Они находятся в том возрасте, когда врач уже состоялся как хирург, но продолжает развиваться. А ведь для высококлассного специалиста это самое важное. У нас все хирурги знают английский язык. Многие из них по нескольку раз в год выезжают на стажировки в зарубежные клиники, международные конференции и профессиональные симпозиумы, выступают с докладами. За последние 4 года кардиохирургия в Красноярске совершила колоссальный скачок. Сейчас в федеральном центре сердечно-сосудистой хирургии Красноярска проводятся абсолютно все виды кардиохирургических операций за исключением пересадки сердца. Причем абсолютно бесплатно для пациента — по федеральным квотам, — пояснила пресс-секретарь Федерального Центра сердечно-сосудистой хирургии Наталья Машукова.

Хирурги, которые сейчас оперируют в Центре, закончили школу еще в 90-х годах. И как наверняка многие помнят, в это время в медицине творилась полная безнадега. Не было зарплат, никаких перспектив и лекарств. Частыми были случаи, когда скорая помощь приезжала на вызов, имея в аптечке одну лишь зеленку. Но отрадно, что эти парни остались верны медицине несмотря ни на что. И сейчас они, видя перспективу и понимая, ради чего они учились столько лет, работают на современном оборудовании, применяя свои знания на все 100 % и спасая жизни жителей всей России.  

Руслан Максимов


 

Возврат к списку

Загрузка...

Материалы по теме:

Читайте также:

Реклама от YouDo
Услуги мастера: отделка балкона евровагонкой с утеплением цена, подробности по ссылке.
Смотрите здесь - замена кафеля в связи с деформацией, подробнее по ссылке.