Красноярск: пробки 2
-3
$ 75.77
86.89
Никита Токарев: «Мы призываем студентов делать проекты для мест, откуда они родом, а не для каких-то абстрактных Арабских Эмиратов»

Никита Токарев: «Мы призываем студентов делать проекты для мест, откуда они родом, а не для каких-то абстрактных Арабских Эмиратов»

2021-12-12
«Для меня, для нас, для МАРШ идентичность прежде всего заключается в людях и только во вторую очередь – в материальной среде. Я бы разговор с национальных орнаментов или большой надписи «I ♥ Урюпинск» (или любой город подставьте), какая сейчас появляется на лужайках повсюду, перевёл бы акцент всё-таки в сторону людей. Когда авторы проекта, имеют отношение к этому месту (не обязательно они там родились и выросли, но сформировали своё к нему отношение), тогда они проявят идентичность. Для меня термин «устойчивое проектирование» прежде всего в том, а будет ли этот проект воспринят теми, для кого он предназначен: потребителями, жителями? Насколько долго он продержится? Будут ли его любить – это место или это здание? Именно в этом заключается устойчивость.

03.jpg

Мы с лабораторией МАРШ делаем много проектов в разных городах, и стараемся обязательно вовлекать в команду местных архитекторов, если они есть. Причём обеспечивать их содержательное участие, а не просто сессию вовлечения, где мы расспрашиваем, нужна ли жителям детская площадка или фонтан? К сожалению, у некоторых проектировщиков именно этим всё и ограничивается…

Я же говорю о содержательном участии в проектировании. И даже если нет архитекторов на местном уровне, что бывает в маленьких городах, необходимо привлечь или муниципальных работников, или городских активистов – в общем кого-то, кто эту местную специфику, идентичность воплощает и несёт в себе, а не просто увидел что-то, приехав на несколько дней.

Понятно, что мир глобализуется, и команда из Москвы может проектировать на Камчатке. Но, кстати говоря, почему-то команда с Камчатки редко проектирует в Москве… Поэтому глобализация, по крайней мере в России, она немножко односторонняя. Но даже и в этом случае, на мой взгляд, ключевым является постоянное и содержательное участие местных архитекторов и людей, для которых это делается в процессе проектирования.

05.jpg

К нам приезжают студенты из самых разных городов и регионов. В магистратуре больше половины студентов не из Москвы. И мы призываем их и поощряем всеми силами, чтобы они делали проекты для тех мест, откуда они родом, а не для каких-то абстрактных Арабских Эмиратов, в которых кто-то бывал, а кто-то нет. Чтобы они выбирали темы, площадки, сюжеты, проблемы, характерные именно для их родины. В результате возникает очень сильное эмоциональное вовлечение в проект и собственно та самая идентичность. Соответственно возникает обмен между студентами: мы видим разные культуры, разные климаты, разные местности нашей огромной страны. И в результате архитектура становится в самом деле искренней, в самом деле укоренённой в ландшафте, в культуре, в истории. Это чрезвычайно важно. Особенно сейчас, когда мир глобализуется.

Вот недавний пример, когда мы готовили заявки на конкурс малых городов и исторических поселений. В одном маленьком городе Якутии за несколько тысяч километров от Якутска проектируется общественное пространство – сквер. И перед нами перед всеми встаёт вопрос: что такое общественное пространство при -50° примерно зимой? Что там может быть общественного? Кто рискнёт туда выйти?

Нам говорят: «Знаете, у нас есть давняя традиция жечь зимой костры из кизяка. Тёплый дым обволакивает общественной пространство, и там можно находиться хотя бы полчаса – не сразу замёрзнуть». И наши коллеги проектируют специальные жаровни вот для этих самых костров – прекрасный дизайн, такие металлические чаши на ножках... Вот это и есть идентичность. Это невозможно придумать из Москвы. Даже если приехать в Якутию, такого не придумаешь. Там надо родиться и вырасти, чтобы эти жаровни стали элементом городского дизайна».

Возврат к списку

Загрузка...

Материалы по теме: