Красноярск: пробки 0
+6
$ 77.08
91.36
Памяти Владимира Ивановича Долгих

Памяти Владимира Ивановича Долгих

2020-10-09
Владимир Иванович Долгих, фото 2002 г.
Вспоминает автор.

- В конце мая 2002 года по заданию редактора я отправился в Москву. Предстояло решить не самую простую задачу: за один день взять интервью сразу у трех людей, руководивших Красноярским краем (тогда еще вместе с Хакасией) в общей сложности около двадцати лет – у Долгих, Федирко и Шенина. Предварительные договоренности были достигнуты еще в Красноярске, но в столице начались неприятные сюрпризы.

Сначала возникли форс-мажорные обстоятельства у Долгих. Как раз в день моего приезда в Москву умер бывший член Политбюро Капитонов и Владимиру Ивановичу, как председателю городского совета ветеранов Москвы, пришлось заниматься организацией похорон. Настроение у него было не ахти, однако все-таки после долгих уговоров он согласился уделить мне «30 минут». Этого, конечно, было мало для полноценного интервью и потому пришлось применить маленькие журналистские хитрости. В итоге мы проговорили с Долгих в его офисе, который по своему старомодному убранству выглядел в буржуазно-космополитичной Москве как нетронутый островок социализма, около двух часов.

Характерный эпизод произошел в конце интервью. Для материала нужна была фотография. Перед тем, как я сделал снимок, Владимир Иванович встал из-за стола, подошел к сейфу. Откуда бережно вынул две звезды Героя социалистического труда, которые с гордостью нацепил на свой пиджак…

Владимир Долгих: «Мы многое сделали для страны…» (интервью 2002 года)


Красноярский край многим обязан Владимиру Ивановичу Долгих. Он возглавлял край сравнительно недолго - всего три года (1969-1972), но и этого времени хватило, чтобы наш регион превратился в одного из индустриальных лидеров СССР. Таланты Долгих были оценены по достоинству: перейдя на работу в ЦК КПСС, он 16 лет курировал всю промышленность второй мировой державы. Несмотря на свои 78 лет, Долгих на пенсию не собирается. Он возглавляет городской совет ветеранов Москвы, принимает активное участие в работе красноярского землячества. Сегодня Владимир Иванович в гостях у «Аргументов и фактов на Енисее».

- Из Сибири вы уехали ровно тридцать лет назад. По нашему краю не скучаете?

- С Красноярским краем у меня связано очень многое. Здесь прошло мое детство, комсомольская юность, отсюда я призывался в армию в 1941 году… Как личность, как профессионал я сформировался именно в Сибири. Начинал с аффинажного завода (ныне «Красцветмет»). Путь прошел обычный для того времени: от начальника смены до главного инженера. В те годы на базе нашего завода был построен первый в СССР цех полупроводников. В развитии отечественной электронной и космической промышленности этот завод сыграл важнейшую роль.

Партия сказала «надо»


- Вы оставили заметный след не только в Красноярске. Норильский комбинат для вас тоже не пустой звук…

- На север меня отправила партийная организация завода. Комбинат я возглавлял восемь лет. Предприятие тогда переживало кризис. Богатые руды закончились, работать на бедных было невыгодно, капитальные вложения требовались очень большие плюс социальные проблемы. Ведь нужно учитывать, что с 1954 года зэков на комбинате заменили вольнонаемные работники. Я неоднократно тогда встречался с руководителями страны, в частности, с Алексеем Николаевичем Косыгиным. В феврале 1964 года я побывал у Хрущева. После моего доклада на президиуме ЦК КПСС было принято историческое решение ЦК и Совета министров о развитии комбината на базе богатых руд Талнахского месторождения. К началу семидесятых годов наш комбинат превратился в ведущее предприятие всей цветной металлургии не только Советского Союза, но и всего мира. База тогда была заложена настолько солидная, что даже катаклизмы последнего десятилетия не смогли ее разрушить. Думаю, как минимум еще несколько десятков лет комбинат будет оставаться в лидерах мировой цветной металлургии. Я считаю, что это было главным делом моей жизни в области производства. Не каждому человеку посчастливилось, как мне, оказаться в центре столь грандиозных событий.

- В конце шестидесятых годов вы возглавили крайком КПСС. Не тяжело было вам - чистому производственнику переходить на партийные рельсы?

- На самом деле, очень большой “скрип” тогда раздавался на весь Норильский регион. Для меня такой поворот судьбы оказался крайне неожиданным. Сначала я себя даже не представлял в этой партийной ипостаси. Я считался чистым технократом. Таким людям, как я, - производственникам, жизнь виделась несколько по-другому, чем тем, кто карьеру начинал с комсомола. Но тогда была своя система. Она была обременена целым рядом ущербных вещей, тем не менее, по-своему эта система была эффективной. Стержнем системы была партия. Партия тогда полностью распоряжалась кадрами. У меня состоялся очень непростой разговор с Брежневым и Капитоновым. Я пытался убедить их, что у меня для такой работы нет необходимого опыта. Брежнев сказал мне, что не боги горшки обжигают. Ссылался на свой собственный пример. Были и другие аргументы… Короче, я согласился.

- И не пожалели об этом?

- В те годы партия занималась не только проведением митингов и идеологической работой. Партия вела хозяйство. Плохо или хорошо, но мы многое сделали для страны. Мы выдвинули тогда идею комплексного развития производительных сил Красноярского края. Нам удалось доказать ее целесообразность и в правительстве, и в Политбюро ЦК КПСС. Край очень мощный в энергетическом отношении и по природным ресурсам. Но все эти богатства можно получить только при комплексном развитии региона. С начала семидесятых годов край фактически двадцать лет развивался в русле этой “комплексной” идеи.

Миф о застое


- ВЫ БЫЛИ секретарем ЦК КПСС в эпоху, которую позже стали именовать застоем. А как вы оцениваете этот период нашей истории?

- Одна из главных особенностей той эпохи заключается в том, что мы видели перспективу. Плановая система позволяла реализовывать масштабные экономические проекты, потому что была возможность гибко распоряжаться ресурсами. Сейчас эту эпоху рисуют в основном в негативных красках. Говорят, что в магазинах ничего не было. Неправда. Например, в первый год моей работы в крайкоме в Абакане случилось сильное наводнение. Прошелся я тогда по местным магазинам: там не было только дешевых папирос. Все остальное было. Одно время мы сталкивались с перепроизводством масла. Были даже проекты хранить его излишки во льдах на Новой Земле. Сейчас по-другому. За последние десять лет в России ничего крупного не открыто и не построено. Брежнева нынче модно критиковать, но ведь никто не будет отрицать, что именно в его время была создана экономика, которая сейчас успешно эксплуатируется новыми хозяевами. Новые поколения пока ничего серьезного не создали. Да и то, что мы им в наследство оставили, в нормальном состоянии не поддерживается. О чем говорить, если сейчас ключевые энергетические предприятия изношены на 70-80%!..

- Вы скептически относитесь к нынешней экономической политике?

- А ее как таковой нет. Сейчас руководители больше занимаются бумажными делами и говорильней. Единственный выход для России сегодня - ставка на научно-технический прогресс. Только при развитии этого направления мы можем скомпенсировать суровые природные факторы. Но, увы, сейчас мы в этой области сильно отстали от передовых стран. Наши лучшие умы работают на Западе, а мы остаемся ни с чем.

Причины краха


- ЕСЛИ все было так хорошо, почему же страна рухнула буквально в одночасье?

- Вопрос очень сложный. История должна “отстояться”, чтобы освободиться от эмоциональных оценок и обеспечить действительно объективный анализ. Сейчас слишком много оценок с политиканским душком. К объективным причинам я отношу в первую очередь ошибки самой партии. Партия стала превращаться в бюрократическую структуру. Не в пользу КПСС сыграло и стремление к массовости. В нее стали попадать случайные люди. В восьмидесятых годах партия нуждалась в чистке. Партия, в конце концов, слишком много на себя взяла, занимаясь буквально всеми вопросами. КПСС потеряла способность к дискуссиям и свободному обсуждению важных вопросов. Я вспоминаю один характерный случай. В Енисейске появился грамотный проповедник. Он вышел с предложением в горком партии провести диспут на тему религии и атеизма с любыми участниками. Так ведь не нашлось людей, которые рискнули бы вступить в этот спор! Застоя в экономике не было - был застой в кадрах. Негативную роль сыграло и то, что военное лобби в Политбюро забежало вперед в области наращивания вооружений. Перекос в сторону ВПК был не слишком оправдан. Субъективный фактор - личность Горбачева. Вначале все его реформы носили поверхностный характер. Но уже вскоре пошли изменения, которые негативно ударили по всей экономике. А в нашей стране нельзя идти революционным путем. Все реформы должны носить эволюционный характер. Были совершены трагические для страны ошибки.

- Неужели нельзя было воспрепятствовать событиям, приведшим к развалу страны?

- Думаю, что все-таки им можно было воспрепятствовать. Мы недооценили силы, которые затеяли перестройку. Фактически она превратилась в антисоветскую деятельность. Мы-то верили генсеку, который говорил об усилении роли партии. Горбачев нас обманул. Приверженцы социалистического пути оказались в переломный момент истории за бортом борьбы.

Рецепт спасения?


- ВЫ руководили краем, в который входили Хакасия, Таймыр и Эвенкия. Сейчас ситуация несколько иная… Красноярский край пребывает в глубоком политическом и экономическом кризисе.

- Я всегда выступал против сепаратизма. Край нельзя разрушать. Тем более - это может быть опасным прецедентом для всей страны. Ведь многие региональные царьки мечтают о самостоятельности. Край очутился в тяжелом положении. Почти все отрасли экономики, кроме цветной металлургии, влачат жалкое существование. Ни о какой комплексности уже речи не идет. Как их реанимировать? Требуется объединение усилий. На мой взгляд, в крае обязательно нужно правительство, чтобы губернатор был свободен от принятия оперативных решений по экономике. К сожалению, в свое время Александр Лебедь не принял этих предложений. Экономику он переложил на плечи своих заместителей, многие из которых просто элементарно не знали специфику региона. Речь шла лишь об использовании финансовых потоков, а не о развитии экономики. Все это привело к тяжелому положению. Будущему губернатору предстоит проделать титаническую работу по объединению усилий красноярской деловой элиты.

- Владимир Иванович, как вам удается в 78 лет сохранять столь высокий жизненный тонус?

- Бог его знает. Думаю, играет свою роль генетический потенциал и здоровый образ жизни. Например, теннисом я прекратил заниматься лишь лет пять назад. Зарядку делаю постоянно. Наше поколение трудно сломать. Мы привыкли работать. Отдыхать не умеем.

Беседовал Александр Чернявский
Москва, 2002 г.

Возврат к списку

Загрузка...

Материалы по теме: