Красноярск: пробки 5
«Основа страны — это провинция»: Никита Михалков о спектакле «12», общении со зрителем, русском мате и «кровной земле» Красноярске

«Основа страны — это провинция»: Никита Михалков о спектакле «12», общении со зрителем, русском мате и «кровной земле» Красноярске

«12» – спектакль-размышление о том, что такое свобода и сострадание. Это история о двенадцати присяжных, обсуждающих, виновен ли 18-летний чеченский юноша Умар, подозреваемый в убийстве своего приёмного отца – русского офицера. Премьера спектакля состоялась 24 апреля 2021 года на Исторической сцене Большого театра.

В спектакле заняты народные и заслуженные артисты России: Николай Бурляев, Сергей Степанченко, Владимир Долинский, Георгий Перадзе, Игорь Сергеев, Сергей Радченко, Александр Ведменский, Владимир Кочетков, Александр Кижаев, Рамиз Кялбиев, Антон Ромм, Евгений Дубовской, Павел Ильин.


Фильму 12 уже много лет. Почему вы обратились к нему для создания спектакля именно сейчас?

Фильм всегда был популярен. Мы написали сценарий с социальным срезом, потом возникла идея пьесы. Проблемы сейчас остались те же, что и во время выхода фильма. При этом сценическое воплощение может сильно отличаться от фильма – будет другой жанр. Люди, которые пересматривали фильм, заметили, что наш спектакль – это другое.

В спектакле есть жестокие сцены и слова, можно ли было обойтись без них?

Страшное должно быть страшным. Когда не страшное становится страшным – это плохо. Я считаю, что наш спектакль это редкий и откровенный разговор с людьми. Слоган «Для всех и про каждого» полностью правдив, потому что каждый зритель в зале с любого места поймет то, что заденет его чувства. Мы не играем — мы живем. Это важная особенность спектакля – 12 человек ни одной секунды не находятся в паузе или ожидании своего монолога. Очень трудно было добиться этой постоянной нагнетающей энергии. 

Какая реакция зрителя для вас наиболее ценна? 

Для меня тишина – самый главный комплимент. Аплодисменты могут быть из вежливости, а тишина либо есть либо нет. Присутствие зрителей внутри нашей истории – самое ценное и главное, такое возможно только в театре. Высшая награда, когда зритель не разрушает своего внутреннего состояния, сохраняет тишину весь спектакль и оставляет все накопившиеся аплодисменты на конец. Первый акт я сижу спиной, я ни разу не видел, чтобы кто то отвлекся и не отдал свое внимание играющему актеру – это очень ценно.

Режиссер всегда в зависимости от темы может по разному расставлять смысловые акценты. На чем вы ставите акцент в спектакле?

Ответ на этот вопрос можно найти в моем финальном монологе. Все истории в спектакле абсолютно современны. Особенно вечный вопрос: «Тратить или не тратить свое время на другого человека?» Сюда можно отнести следование принципам, честолюбие, личную неприязнь. Вообще все вопросы мироздания поставлены в русской литературе, мы опираемся на них и много импровизируем. Однако такую работу можно делать только самим испытывая наслаждение в процессе.

Зачем нужен занавес между актерами и зрителями? Не мешает ли он в спектакле?

Сначала было непривычно и дискомфортно. Сейчас я уже даже не представляю, как можно играть без этого занавеса, потому что близость зрителя и не отделенность него могла бы влиять на актеров — провоцировать играть для зрителя.  Мы же играем для себя, а не для зрителя, поэтому нам верят. 

Вы поддерживаете эксперименты в театральном искусстве? 

У меня нет такой идеи: «Давайте экспериментировать». Есть один критерий — волнует или не волнует. Мы хорошо делаем то, что делаем, но это не «новое» слово. 

Планируете ли вы посетить с таким большим спектаклем провинциальные города? 

Основа страны — это провинция. Есть страна Москва, есть Санкт-Петербург. У них свой мир и они живут в нем самодостаточно, им не важно, что происходит в остальных местах. Я считаю, что чем дальше от Садового кольца, тем естественнее. Это как раз и есть моя страна. Самое прекрасное чувство возникает, когда видишь, что дыхание нашего спектакля совпадает с дыханием в разных регионах. Однако нужно отметить, что гастроли невозможны без участия Министерства Культуры, партнеров, спонсоров жителей регионов. 

Мат вызвал в зале бурную реакцию зрителей. Можно ли было обойтись без него? 

Я ненавижу густой мат, который становится способом общения. Русский язык очень богат, но бывают моменты, когда невозможно обойтись без выражений. Всегда по реакции зрителей тонко заметно — где мат органичен и к месту, а где это выглядит пошло.

Что для вас показатель хорошей игры актеров? 

Явно не деньги и слава. Для меня важно, чтобы люди наслаждались друг другом и тем, что они делают на сцене. Мы с актерами занимаемся одним делом, и каждый реагирует на ситуацию согласно своему характеру, но не выключаясь из общего действия. Со стороны зрителей важно давать актерам энергию своим сопереживанием и вниманием. 

Как вы отреагировали на попадание под санкции? 

Я задумался, что меня не пустят из-за санкций куда-то. Однако мне не удалось до сих пор побывать во многих местах дома. Поэтому меня мало волнует, что меня не пустят в какую-то заграничную страну. 

Собираетесь в ближайшее время приехать с гастролями еще раз в Красноярск? 

Вообще я всегда с наслаждением езжу по стране. А в Красноярске моя кровь. Мы сейчас готовим большой проект с похожим ощущением, вместе с ним возьмем несколько спектаклей и вернемся. Только зовите, я лично с удовольствием приеду.



Подпишитесь:

Возврат к списку


Материалы по теме: