Красноярск: пробки 1
Выжившие: как сегодня живут красноярцы, пережившие трагедию на Енисее

Выжившие: как сегодня живут красноярцы, пережившие трагедию на Енисее

2023-08-04
Фото из архива Романа Назарова
Мы идём по набережной Енисея в районе Речного вокзала и спорим. Роман Назаров будто бы забыл о тех многочисленных случаях, когда прохожие при виде ЧП не бросаются помогать пострадавшим, а достают телефоны и снимают. Он уверен, что не совершил ничего особенного, и так сделал бы каждый.

FIL1726.JPG
Фото: Андрей Кузнецов/ 1-LiNE

Ровно год назад он случайно оказался на набережной в районе дебаркадера, к которому пристают пригородные теплоходы. Присел на корточки завязать шнурок и услышал душераздирающий крик. История от лица главного героя этой истории выглядит так:

«Женщина просто так кричать сильно не будет. Это был материнский крик, рёв. Было понятно, что произошло что-то с ребёнком. Я стартанул с места. Бегу и никого не вижу. У парапета Вова мечется туда-сюда. Парнишка в жилетке. Я потом узнал, что он плавать не умеет. Я увидел её в воде - она уже держала ребёнка, Алёна. Молодец просто. Представляете? Ребёнок не умеет плавать, она не умеет плавать, Вова не умеет плавать – никто не умеет плавать!

Как я выяснил потом, дело было так: Алёна с ребенком на самокате гуляла по набережной. В какой-то момент сын разогнался с горочки, не смог притормозить у кромки и упал в Енисей. Мать прыгнула вслед за ним. В это время сын уже опускался на дно. Благо у него волосы длинные, она схватила мальчишку за волосы.

Я прыгнул, за верёвку схватился. Вова полез по какой-то сетке. Я понял, что я пошевелиться не могу – свело всё тело. Потом адреналин ударил в грудь, и я зашевелился. Забрал ребенка у Алёны, её оставил на месте и пополз к сетке. Сетка порвалась под нашим весом.

Течение было настолько сильным, что наши ноги затягивало под сетку. Вертикально находиться мы не могли. Нужно было быстрее выбираться. Я кое-как поднял мальчишку кверху, в надежде, что его примут. Я был уверен, что за мной толпа людей побежала, а потом смотрю – никого нет... Ему говорю: «Держись за сетку». Алёна кричит: «Он не умеет держаться!». И правда, он бедный плачет, трясётся весь, в крови. Мы уже сами практически все онемевшие были. Я передал ребёнка Вове, застрявшему в сетке, Вова его забрал. Потом немного вылез я. Вова подкинул мне ребёнка обратно. Прямо подкинул – передать обратно спокойно уже не получалось. Я поймал мальчишку за руку, больно так схватил, наверное, до синяков. Вытащил на берег. Потом по Вове вскарабкалась Алена. Её мы тоже буквально выбросили. Потом я вытянул из сетки Вову, и мы выбрались на берег. Как только перелезли за цепь, ноги подкосились, и я упал.

Смотрю на Вову и говорю: «Ты мне роднее брата сейчас». Он говорит: «Ты мне тоже»... Сидим. Двадцать секунд сидели, два незнакомых человека. Удивительно, что мы с ним сработали синхронно: спасли мать с ребёнком и сами спаслись за полторы минуты. Знающие люди говорят, что если бы мы находились в Енисее три минуты – не выжили бы».

Видео: KrasMASH

Потом Роман долго отогревал мать и ребёнка в машине, успокаивал, отпаивал чаем. Не было никого: ни полиции, ни скорой помощи, ни МЧС, ни прохожих. И если бы все участники этой страшной истории не попали в поле зрение камеры, никто бы об этом даже не узнал.

photo_2022-06-14_19-36-28.jpg
Фото: ГУ МЧС России по Красноярскому краю

После ЧП Роману лично звонил с благодарностью мэр города Сергей Еремин, вызывали на награждение в Горсовет и МЧС, писали из администрации президента, звали на 1 канал, обращались за интервью все региональные СМИ и прочее-прочее. Красноярец, наверное, мог бы раздавать советы из серии «школа выживания» о том, как действовать в чрезвычайной ситуации. Ведь после падения в Енисей спасаются единицы. А он смог, значит, имеет полное право. Однако советов особо нет. Енисей - агрессивная среда и, если не поможет случай, не выживешь.

100_8347.jpg
Фото: Андрей Кузнецов/ 1-LiNE

Роман часто прогуливается по набережной Енисея вместе со вторым участником спасения Владимиром. Мужчины обращают внимание на то, что те самые якорные цепи, которые украшают набережную, становятся местом притяжения молодёжи. Здесь фотографируются, болтают, грустят и смотрят вдаль. Любое неверное движение – и человека также придётся спасать. На месте ЧП точно так же висит декоративная цепь – никто не поставил ограждение. Хотя спуск к дебарадеру всё также горячо любим детьми, здесь ежедневно катаются на самокатах.

FIL491.JPG
Фото: Андрей Кузнецов/ 1-LiNE

«Здесь обязательно нужно сделать ограждение. Приварить две трубы. Здесь катаются на самокатах дети разных возрастов, до 10-ти лет, - говорит участник спасения Владимир, работающий на причале. – У меня полномочий запретить катание нет. Приходится словами просить, отгонять, выгонять. И начинают возмущаться взрослые: «Почему нельзя здесь кататься?». Даже стычки с ними могут произойти. Детям здесь интересно: вода, корабли, по нашему дебаркадеру бегают. Родители зачастую не следят за ними. А здесь, напомню, шансов выжить почти нет – глубина не менее трёх метров, быстрое течение и вода ледяная».

100_8345.jpg
Фото: Андрей Кузнецов/ 1-LiNE

Ограждения в этих потенциально опасных местах на набережной Енисея не появляются и без массовых официальных запросов, скорее всего, не появятся. И наши герои морально готовятся к тому, что в борьбу с бюрократией, скорее, придётся вступать им самим. А пока всем стоить помнить, что набережная Енисея потенциально опасна. Здесь не нужно рисковать ради эффектного сэлфи, устраивать гонки на самокатах и т.п. Берегите себя и других!

100_8377.jpg
Фото: Андрей Кузнецов/ 1-LiNE

Подпишитесь:

Возврат к списку


Материалы по теме: