Красноярск: пробки 5
+4
$ 80.57
93.76
Отчёт по экологической безопасности представил в Красноярске Горно-химический комбинат

Отчёт по экологической безопасности представил в Красноярске Горно-химический комбинат

2020-07-28
Фото Андрея Кузнецова
Доступ к радиационному мониторингу открыт для всех

Основным назначением комбината от создания и до 1995 года являлась наработка и выделению оружейного плутония для нужд обороны и создания «ядерного щита» страны. Для защиты от возможных
ядерных ударов с воздуха реакторное и радиохимическое производства Горно-химического комбината были размещены в скальных
выработках глубоко под землёй.

К настоящему времени все оборонные производства и три имеющихся ядерных реактора остановлены, осуществляется их вывод из эксплуатации. ФГУП «ГХК» теперь занимается хранением и переработкой отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) для обеспечения экологически приемлемого обращения с ним и возврата в ядерно-топливный цикл атомных электростанций (АЭС) регенерированных ядерных материалов. И если основные мощности по переработке ОЯТ находятся

Основные виды деятельности ФГУП «ГХК» в настоящее время:
• Транспортирование и безопасное хранение ОЯТ реакторов типа ВВЭР-1000 и РБМК-1000 в водоохлаждаемом (ХОТ-1) и воздухоохлаждаемом (ХОТ-2) хранилищах.
• Создание опытно-демонстрационного центра (ОДЦ) по переработке ОЯТ на основе инновационных технологий.
• Производство МОКС-топлива для АЭС. MOX (Mixed-Oxide fuel) – ядерное топливо из нескольких видов оксидов делящихся материалов (в основном – плутония и урана).
• Вывод из эксплуатации объектов оборонного комплекса.

Инновационные производства ГХК по совокупности применяемых технических решений комплексно решают задачу замыкания ядерного топливного цикла (ЯТЦ).

Презентация представителям экологической общественности и органов власти Красноярского края экологического отчёта ГХК за 2019 год состоялась в Информационном центре по атомной энергии. Если 10 лет назад на таком мероприятии было не более 10 приглашённых, то теперь – около 40, часть гостей участвовала в этих общественных слушаниях онлайн.

DSCN0312.JPG

Основной докладчик, начальник экологического управления ГХК Алексей Шишлов достаточно подробно рассказал, чем занимается сейчас предприятие, какие изменения на нём произошли в 2019 году.

Перейдя к экологической политике ФГУП «ГХК» в целом, Алексей Евгеньевич подчеркнул, что главными стратегическими целями комбината в области экологии являются обеспечение экологической безопасности вновь вводимых, действующих и выводимых из эксплуатации производств, снижение негативного воздействия на окружающую среду до минимально приемлемого уровня. Контроль радиационной обстановки в санитарно-защитной зоне и зоне наблюдения предприятия ведёт лаборатория радиоэкологического мониторинга ГХК, аттестованная в госкорпорации Росатоме и в Красноярском центре стандартизации и метрологии, а также внесена в реестр аккредитованных лиц в качестве испытательной лаборатории в национальной системе аккредитации.

«Учитывая, что до 1992 года два проточных реактора ГХК сбрасывали воды в Енисей, у нас с 1987 года и по сей день ведётся контроль поймы реки, с участием научных и природоохранных организаций, - сказал Алексей Шишлов. – Ежегодно – на 30 км вниз по течению от комбината, раз в три года – на 300 км и раз в 5 лет – на 1000 км».

DSCN0674.JPG

Автоматизированная система контроля радиационной обстановки (АСКРО), созданная на ГХК в 1996 году, включает 11 стационарных постов мониторинга гамма-излучения. По окончании модернизации, которая идёт сейчас, АСКРО будет насчитывать 23 поста.

Не все даже озабоченные экологической ситуацией в Красноярске и крае люди знают, что данные мониторинга радиационной обстановки ГХК находятся в открытом для всех желающих доступе на сайте www.sibghk.ru.

Сколько мерить в чём?

Обсуждение участниками презентации непосредственного воздействия ГХК на окружающую среду напомнило об известном споре: стакан наполовину полон или наполовину пуст?

Начальник экологического управления ГХК Алексей Шишлов сообщил, что в 2019 году на предприятии наблюдается увеличение выбросов радионуклидов как в реку, так и в воздух, в основном это касается элементов трансуранового ряда.

«Это связано с тем, что идёт выход на проектную мощность производства МОКС-топлива. Сейчас роста выбросов уже нет. Через год в экологическом отчёте по итогам текущего 2020 года мы увидим, что вышли на плато, а потом, надеюсь, будем снижаться, внедряя новые природоохранные мероприятия. Такой процесс всегда неизбежен при пуске новых объектов».

Вы уже напряглись? А теперь внимание! По рекомендациям представителей экологических организаций в отчёт в этом году включили не просто цифры активности выбрасываемых радионуклидов, а в сравнении с разрешёнными выбросами, как в абсолютном, так и в процентном выражении. И вот что получилось с радионуклидами, попавшими в 2019 году с ГХК в Енисей: 10,95 ГБк (беккерель – единица измерения активности радиоактивного источника) при разрешённых 3728 ГБк или 0,3% от допустимого. С воздухом аналогичная картина: 1,759 ГБк при ПДВ 7800 ГБк или 0,0225%. Поистине – всё познаётся в сравнении!

DSCN0267.JPG

«Все производства ГХК в 2019 году работали в регламентном технологическом режиме, что обеспечило соблюдение установленных нормативов выбросов и сбросов радионуклидов», - подытожил своё выступление Алексей Шишлов.

Обсуждение экологического отчёта показало, что не только активность радионуклидов желательно давать в сравнении, но и многие другие параметры, приведённые в документе. Член Общественной палаты РФ, заместитель председателя Общественной палаты Красноярского края Валерий Васильев обратил внимание собравшихся на то, что показатель первичной заболеваемости в ЗАТО Железногорск без учёта сопутствующих факторов может быть истолкован неверно. Он составил в 2019 году 968,9 на 1000 населения при 790,3 в среднем по Красноярскому краю. Нехорошо? А если принять во внимание, что в Железногорске диагностика и лечение на ранних стадиях заболеваний поставлены гораздо лучше, чем в среднем по краю – оттого и первичная заболеваемость выше?

Кстати, есть фактор, подводящий черту под многими спорами и рассуждениями – средний уровень ожидаемой продолжительности жизни. В 2018 году в Железногорске от составил 73,29 года, а в Красноярском крае – 70,7 года, в России – 72,91 года.

А вот другой парадокс: положительный фактор – большая, чем в среднем по стране и краю продолжительность жизни в Железногорске – отрицательно влияет на статистический показатель. Профессор, доктор медицинских наук Владимир Мажаров привёл ещё один пример «лукавых» цифр. Показатель смертности в ЗАТО Железногорск – 13,4 на тысячу населения при том, что в среднем в Красноярском крае – 12,4, а в России – 12,5. Но картина и не может быть иной, если учесть, что доля жителей старше трудоспособного возраста, то есть пожилых, пенсионеров, в Железногорске едва ли не самая высокая по краю – 29,4%! При том, что в среднем в Красноярском крае таких людей только 22% и даже в «пенсионерских» селе Шушенское и городе Минусинск – 24-25%.

Что было – то было. А что будет?

Обсуждение работы атомщиков и экологической ситуации в атомграде, как это бывало не раз, вывело дискуссию на ещё одну злободневную проблему: почему Железногорск и ГХК получают тепло от банального сжигания угля в котельной? Можно бесконечно долго обсуждать, насколько необходимым было закрытие на ГХК в соответствии с международными договорённостями в 2010 году энергетического реактора – история не терпит сослагательного наклонения. Сегодня у комбината есть нескорый в силу невероятной сложности, но уникальный инновационный ответ на «энергетический вызов».

«На данный момент на ГХК идёт проработка вопроса и целенаправленное движение по созданию жидкосолевого реактора, - сообщил заместитель главного инженера ГХК по охране труда и радиационной безопасности Николай Капустин. – Этот реактор создаётся как элемент замыкания топливного цикла. В нём будут дожигаться высокоактивные отходы для того, чтобы увеличить скорость распада и обеспечить их обеззараживание. «Побочным эффектом» работы этого реактора будет электро- и теплоснабжение комбината и города». 

DSCN0302.JPG

Как вкратце пояснил Николай Фёдорович, жидкосолевой реактор имеет в своём составе активную зону, она же является теплоносителем в виде расплава соли ядерных материалов. То есть ядерный материал, который является «топливом» и теплоноситель, который передаёт полученное тепло – это одно и то же. Во-первых, такой реактор намного безопаснее всех существующих, потому что там нет давления, то есть никакого взрыва и разгерметизации не может произойти. Во-вторых, он имеет отрицательный коэффициент реактивности, то есть в случае каких-либо проблем ядерная реакция заглушается сама собой.

«Важность этого реактора в том, что мы можем в состав его активной зоны, в область, где происходит сильное облучение нейтронами, помещать высокоактивные ядерные отходы для «выжигания», - добавил Николай Капустин. – Создание такого реактора – это сложная работа, и она уже началась. На этот проект выделено очень серьёзное финансирование, определены проектировщик и научный руководитель этой работы».

DSCN0329.JPG

Генеральный директор ФГУП «ГХК» Дмитрий Колупаев подтвердил, что описанная технология вызывает интерес во всём мире, поскольку направлена на то, чтобы сделать атомную энергетику чистой, не оставляющей после себя никаких потенциально опасных следов. И атомщикам очень хочется, чтобы в обществе их работу ценили и правильно понимали:

«Такие встречи с общественниками и представителями органов власти крайне важны для того, чтобы мы искренне, в открытую постарались «сверить свои часы», своё отношение к тому, что происходит вокруг нас, и свою меру ответственности. Политика Росатома направлена на открытость и ответственность за результаты своей деятельности – все наши действия мы оцениваем именно с этих позиций».

Андрей Кузнецов

Возврат к списку

Загрузка...

Материалы по теме: