Красноярск: пробки 1
+3
$ 77.96
91.3
«Грустные люди никому не нужны»: красноярцы поделились личными историями о депрессии

«Грустные люди никому не нужны»: красноярцы поделились личными историями о депрессии

2020-09-23
Елена, 23 года, Красноярск:

С депрессией я столкнулась еще в 17 лет, когда перешла в 11 класс. Училась я хорошо, проблем с одноклассниками тоже не было. Не сказать, что я была слишком активна в социальном плане, но и в своей комнате не запиралась. Но выпускной класс дал о себе знать: навалилась куча стрессов, ЕГЭ, проблемы личного характера. Отмечу, что в моей семье никто не умирал, с «любовью всей жизни» не расставалась. Просто в какой-то момент сама не заметила, как что-то сбилось.

Я постепенно перестала встречаться с подругами, о парнях вообще не думала, у меня стало меньше эмоций, радости, я начала жить «на автомате». Вскоре начали говорить, что со мной что-то не так. Но мне было все равно. Вообще, появилось чувство, будто вокруг никого нет, что все люди — это и не люди, а «призраки», что в мире никого не осталось, только я. Тогда мама насильно отвела мне сперва к психологу, а затем от него уже к психиатру. В «психушку» я не пошла, хотя стационар предлагали. Вместо этого — таблетки, психотерапия. Так я прожила 2 года. Поначалу никакого эффекта не было — менялись врачи и лекарства, а лучше не становилось. Я не поступила в университет, не работала.

Но спустя год начались подвижки к лучшему и я вновь начала жить практически как и прежде. Появились друзья, пошла учиться. Стало как-то попроще, но, конечно, полностью восстановиться не получилось. Эффект слишком сильный. Иногда боюсь рецидива, боюсь очень сильно, но, слава богу, пока все стабильно. По моему мнению, избавиться от депрессии можно, но свой отпечаток она оставит в любом случае.

sad-505857_1280.jpg

Евгений, 29 лет, Ачинск:

Сильно в подробности вдаваться не буду. Все началось еще в школе. Все же знают, как у нас в России относятся к людям нетрадиционной ориентации. Нет, в школе не знали, но догадывались. Поэтому одноклассники и другие сверстники относились ко мне соответствующе. От родителей я никакой поддержки не получал.

Со временем я привык к одиночеству. Естественно, что меня многое угнетало. Неоднократно появлялись мысли закончить это все. Но я отучился в школе, окончил университет, даже встречался с девушками, но от этого мне становилось еще хуже. Иногда утром я просто плакал из-за того, что проснулся. Ничего не хотелось.

Пару лет назад пошел к частному психотерапевту и начал лечение. Я вообще не думал, что у меня какая-то там депрессия. Даже не интересовался. Считал, что все нормально, но после общения с людьми понял, что что-то делать надо. Сейчас уже я ни от кого не скрываю свою ориентацию, перестал обманывать и людей, и себя. Не скажу, что я до сих пор в норме. Не знаю, когда вообще до нее дойду и дойду ли, но стало полегче. Поэтому советую всем, кто столкнулся с депрессией, не пускать все на самотек. Жизнь в этом состоянии — не жизнь.

sadness-5520343_960_720.jpg

Инна, 37 лет, Красноярск:

Никогда не думала, что меня поразит это состояние. Всегда была жизнерадостной девочкой, девушкой, женщиной. Да, у меня бывали приступы меланхолии, но в целом все было хорошо. В 25 лет вышла замуж, родила ребенка, работала. Никаких проблем не было. Но пять лет назад все изменилось. Не буду посвящать в семейные проблемы с мужем, но начались конфликты, ругань. Я каждый день плакала, не могла спать, перестала себя контролировать. Уходила, возвращалась. Вообще ничего не могла делать.

Потом мы окончательно расстались, я думала, что станет легче, но нет. Я забыла, что такое быть счастливой. Начала принимать наркотики, спать со случайными мужчинами. Я хотела этого, просто мне нужны были хоть какие-то эмоции.

Думала, что схожу с ума. Сына отправила к отцу. Ему так лучше будет. На работе при этом никто и не догадывался, что у меня есть проблемы. Все знала только мама, которая и помогла мне в итоге. Как-то лечиться я начала только в прошлом году.

Мне все еще плохо. Да, я взяла себя в руки и перестала заниматься ерундой. Но все еще плачу, хочу вернуть сына, но понимаю, что видеть меня такой ему не стоит. Я готова бороться, потому что понимаю, что жить так нельзя — ничем хорошим это не закончится. Жалею, что не поняла этого раньше.

man-3296652_1280.jpg

Алексей, 25 лет, Красноярск:

Все началось с окончания университета. Еще на последних курсах я переживал, куда я пойду, где я буду работать, где жить и как зарабатывать. Было очень страшно вступать во «взрослую» жизнь. Начались «загоны», всплыл комплекс неполноценности, я думал, что не смогу, не заслуживаю, не имею права, что я хуже других. Сейчас я понимаю, что это не так, но на тот момент эти мысли плотно поселились в голове. Личные дела меня мало интересовали.

Естественно, люди видят тебя, их не обмануть — они начали отворачиваться и постепенно я остался со своими проблемами один. Грустные люди никому не нужны. Спал по 15 часов в сутки, а может и не спал даже, плохо помню то состояние, у меня не было сил не куда-то ходить, не бороться, не думать, не говорить. Целые месяцы я сидел дома и не выходил куда-то дальше магазина. Родители устали смотреть на это и сняли мне квартиру. Тогда я и с людьми общаться перестал. Попал в социальный вакуум, если так можно сказать.

О том, что это депрессия, я подозревал, но делать ничего не хотелось. Было страшно, что вдруг скажут, что я псих, и отправят в палату. Да и привык уже так жить. 2,5 года такого существования сделали из меня практически маргинала. Я выглядел просто ужасно. Но случайно познакомился с девушкой, которая за меня взялась. Пошел к психиатру. У меня нашли целый «букет» разных расстройств.

Лечился, но от этого тоже устаешь. Перестал, как только стало легче. Не скажу, что я тот, что раньше, но и не тот, каким был в состоянии депрессии. Жить можно. Иногда даже радуюсь чему-то. Сомневаюсь, что стану когда-то тем, кем хотел, амбиции немного снизились. Сейчас я просто хочу наслаждаться жизнью, чего и всем желаю.

Автор: Антон Никитин

Возврат к списку

Загрузка...

Материалы по теме: