Красноярск: пробки 0
-20
$ 75.86
90.46

Сообразили на троих

2020-11-13
Фото Андрея Кузнецова

А судьи кто?


Лично у меня первый вопрос возник ещё до начала онлайн-трансляции мероприятия, когда я увидел в анонсе состав выступающих: Сергей Попов, Виталий Дроздов и Елена Пензина. Почему доклад об аварии в Норильске и её последствиях представляют три человека, до аварии даже никогда не бывавшие в Норильске (по крайней мере, в этом признавалась депутат Елена Пензина) и весьма далёкие от понимания проблем северян? При том, что в составе комиссии было 24 депутата?

Та же самая Елена Пензина представляет избирателей Советского района Красноярска. Вице-спикер Законодательного Собрания Сергей Попов стал депутатом от «Единой России» по Назаровской региональной группе (впрочем – они все трое во фракции «ЕР»). Председатель комиссии депутатского расследования Виталий Дроздов до недавнего времени был депутатом Красноярского городского Совета, а в краевой парламент его избрали в Курагинском одномандатном округе.

_DSCN7113.JPG

Возможно, эти депутаты очень талантливые люди и за несколько дней на Таймыре они разобрались в вопросах, над которыми ломают головы профильные эксперты и знатоки Арктики. Пример у них есть – сенаторы Совета Федерации, никогда прежде не бывавшие в Норильске, разобрались во всём вообще за один день.

С другой стороны – в составе комиссии депутатского расследования ЗС были депутаты-норильчане, которые представляют интересы жителей именно этого заполярного города и знакомы с ними не понаслышке. Были в той комиссии также руководители профильных комитетов по промышленной политике – Владимир Демидов, по природным ресурсам и экологии – Александр Симановский, по делам Севера и коренных малочисленных народов – Анатолий Амосов… Но никого из этих людей, которых норильская авария и ситуация в Арктике в целом касаются больше любых многих, на пресс-конференции тройки Попов-Дроздов-Пензина не было!

Виталий Дроздов пояснил, что на сессии во время представления доклада комиссии депутатского расследования каждый из её участников сможет выступить со своим особым мнением, а сегодня многие из перечисленных выше просто заняты на других мероприятиях. Более конкретным и прямым оказался ответ в чате депутата Павла Семизорова, избранного по списку ЛДПР в Норильской региональной группе, тоже работавшего в составе группы депутатского расследования и тоже не приглашённого на пресс-конференцию:

«Сейчас параллельно проходят три важных мероприятия, о которых организаторы этой пресс конференции были осведомлены! В том числе - заседание комитета по промышленной политике, транспорту и связи. И мероприятие, которое должно быть интересным тем, кто волнуется об экологии Арктики. Сибирский федеральный университет проводит семинар «Направления совершенствования Методики исчисления размера вреда, причинённого водным объектам, с учётом экологических факторов и состояния водных объектов, относящихся к Арктической зоне Российской Федерации».

Выводы вместо доводов, ярлыки вместо фактов


Возможно, одной из причин отсутствия на пресс-конференции вышеназванных «профильных» депутатов были их прежние высказывания, которые шли вразрез с тем, что говорила троица, представлявшая доклад?

«Очень большое количество всевозможных проверяющих, контролирующих, следственных и иных органов работает сейчас на территории Норильского промышленного района. Надо дождаться их выводов и выводов учёных, которые работали здесь (в т.ч. Большой Норильской экспедиции СО РАН)», - говорил в ходе визита в Норильск депутатской группы председатель комитета по промышленной политике Владимир Демидов.

А вот что на нынешние вопросы журналистов по поводу отсутствия документального подтверждения некоторых громких заявлений в докладе (вроде нефтепродуктов якобы дошедших до Карского моря) и поспешности выводов в отсутствие заключений Ростехнадзора и Большой норильской экспедиции СО РАН ответил вице-спикер краевого парламента Сергей Попов:

«Доклад был внесён месяц назад и даже больше. Многое уже уточнилось с тех пор. Более того – это, конечно, не идеальный, не «высеченный в камне» документ с точки зрения точечных деталей, которые мы можем сегодня пообсуждать. Самая-то главная суть доклада в том, что детали могут уточняться и будут уточняться, но те выводы, которые сделаны, не подлежат сомнению. Было там 100 проверок, 150 или 300… То, что компания и структурные подразделения не были готовы к подобным авариям – это факт, подтверждённый самой жизнью».

DSCN7133.JPG

«Предложение «давайте не будем цепляться к деталям» очень хорошее. Лучшее предложение на сегодня, - тут же отреагировал в чате один из журналистов. – Давайте просто скажем, что НН виноват во всём и поверим авторам доклада на слово. А то, если начать цепляться к деталям, то может же выясниться, что и не виноват, а разве это может устроить депутатскую комиссию?»

Как сказал бы недавно ушедший из жизни знаменитый психолог Алексей Капранов, в данном случае мы имеем классический пример женской психологии, когда человек что-то доказывает не доводами и фактами, а собственными выводами и мнением. Хотя среди трёх спикеров на пресс-конференции вроде была только одна женщина…

«Не пугайте страуса – пол бетонный»


Говорят, такая оригинальная табличка висела в одном из зоопарков. Тройка спикеров-депутатов на пресс-конференции в Zoom, которую вёл модератор-депутат Илья Зайцев (кстати – тоже один из 24 (!) членов комиссии депутатского расследования) старательно не замечала некоторые вопросы, которые задавали им в чате журналисты. Так, например, Елена Пензина, которая с пафосом утверждала, что нынешнее руководство «Норникеля» ничего не делает для модернизации производства и виновато в плохом состоянии жилого фонда и ЖКХ города (которым вообще-то более 20 лет владеет и управляет муниципалитет!), проигнорировала очень простой вопрос:

«Елена Евгеньевна, вы в курсе грандиозных катастроф «замечательного советского наследия» в «городе-саде Норильске» (так назвала советский период его истории спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко), в ходе самых крупных из которых в 1979 и 1994 годах была разморожена большая часть Норильска и его городов-спутников, взорваны десятки километров газопровода? Тогда стоял вопрос экстренной эвакуации населения НПР военно-транспортной авиацией. За 20 с лишним лет «безответственной» деятельности нынешнего менеджмента «Норникеля» ни одной подобной аварии в НПР не было. Нынешняя авария на ТЭЦ-3 по масштабам не идёт ни в какое сравнение с катастрофами времён «замечательных красных директоров».

arhiv_2019_30_pic_7-2.jpg

Модератор Илья Зайцев и его коллега-депутат Елена Пензина этот вопрос «не заметили». Не был замечен и отвечен вопрос эксперту, которого депутатская тройка пригласила для участия в пресс-конференции. Председатель палаты экологических организаций Гражданской ассамблеи Красноярского края Павел Гудовский так и не сообщил, какие именно эксперты, готовили представленный им отзыв на депутатский доклад, ведь сам он по образованию экономист. Вопрос этот возник у меня сразу в начале его выступления, когда Павел Геннадьевич раз за разом называл то «сырьём», то «отходами производства» разлившееся дизельное топливо, предназначенное для работы ТЭЦ-3 в случае перебоев с поступлением газа.

Несколько странным было услышать на пресс-конференции из уст депутата Виталия Дроздова про 147 млрд рублей штрафа, предъявленного Росприроднадзором НТЭК, а по сути «Норникелю». Штраф на самом деле давно уплачен, 147 же миллиардов, вокруг которых идёт спор в суде, и о которых говорил на пресс-конференции Виталий Александрович, это сумма ущерба, причинённого природе, которую выставил Росприроднадзор. И, если нехорошо, что такое смешение понятий уже более полугода допускают многие говорящие и пишущие о норильской аварии, то от руководителя комиссии депутатского расследования именно этой аварии слышать подобное совсем несолидно.

Ребята, давайте жить дружно


В постановлении Законодательного Собрания № 9-4067П от 09.07.2020 «О создании комиссии депутатского расследования» её задачи были определены так:
• рассмотрение причин и последствий разлива нефтепродуктов и загрязнения водных объектов на территории г. Норильска и Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района 29 мая 2020 года;
• подготовка предложений о мерах предупреждения техногенных аварий, приводящих к загрязнению окружающей среды, при осуществлении экономической и иной деятельности в Арктической зоне.

Безымянный.jpg

По факту же доклад в большей части – это набор ярлыков и обвинений в адрес «Норникеля». Причём в него помимо аварии и предотвращения подобных в будущем, что и было согласно постановлению ЗС задачей комиссии, запихали и накопленный экологический ущерб с 30-х годов прошлого века, и вопросы жизнедеятельности коренных малочисленных народов Севера.

«Сейчас не надо искать виноватых, нужно разработать конкретные мероприятия, которые пойдут на пользу не только Норильску, но и всему Красноярскому краю, - говорил во время работы комиссии депутатского расследования в Норильске председатель комитета по природным ресурсам и экологии Александр Симановский. – В работе комиссии депутатского расследования мы должны не только определить вину в аварии 29 мая конкретного предприятия, но и учесть то, что недоработала власть Красноярского края, в том числе и депутатский корпус».

Может быть, потому и не было Александра Алексеевича на пресс-конференции 12 ноября, что его мнение отлично от заявлений трёх её участников?

Попытку «сгладить углы» в проблемном вопросе и направить «боевой дух» участников пресс-конференции в русло конструктивной работы предпринял во время включения из Москвы сенатор от Красноярского края Валерий Семёнов:

«Хотелось бы, чтобы на сессии Законодательного Собрания вы совместили своё решение с постановлением, принятым Советом Федерации РФ, доработанным с правительством и губернатором Красноярского края, с компанией «Норникель», с правительством Российской Федерации. В этом документе – ответы практически на все вопросы, поднятые по результатам работы краевой комиссии депутатского расследования. Нам нужно объединить усилия «Норникеля», правительства, губернатора и Законодательного Собрания Красноярского края, правительства Российской Федерации, чтобы согласованное постановление Совета Федерации было выполнено. Могу отметить, что и Красноярский край, и особенно компания «Норникель» взяли на себя очень серьёзные, в том числе социальные обязательства. Помимо ликвидации последствий конкретной аварии, это и решение научных вопросов, создание контрольных лабораторий на территории Таймыра, это и строительство рыборазводных заводов, это детские сады, школы, это вопросы надёжного жизнеобеспечения города и реновации жилого фонда. Авария – это то, что уже случилось. Но теперь Норильск и другие пострадавшие от неё муниципальные образования должны стать драйвером для развития арктической науки, экологии и безопасности производства, модернизации инфраструктуры во всём Красноярском крае и даже Сибирском федеральном округе».

«Не было бы счастья, да несчастье помогло» - эта сентенция невольно возникла в голове после слов Валерия Владимировича. Норильская авария – как и любой кризис это вызов, «окно возможностей». Кто и как отвечает на этот вызов, а кто лишь бросает в это «окно» камни, мы увидим в том числе на сессии Законодательного Собрания Красноярского края 19 ноября.

Андрей Кузнецов

Возврат к списку

Загрузка...

Материалы по теме: