Красноярск: пробки 0
+16
$ 74.16
87.23
Василина Степанова: «Если насилие в семье уже было, то в ситуации изоляции оно может учащаться, принимать более опасные формы»

Василина Степанова: «Если насилие в семье уже было, то в ситуации изоляции оно может учащаться, принимать более опасные формы»

2020-04-13
Но единичные ссоры – это нормально. Совершенно иная ситуация складывается у тех людей, кто подвергался домашнему насилию. Если раньше тиран мог выпустить пар на работе, то теперь сделать он этого не может – и срывается на близких. И всё это может привести к печальным последствиям, вплоть до лишения жизни.

В странах, где карантин был введен раньше, службы спасения фиксируют резкий рост числа обращений на горячие линии от переживших издевательства со стороны супругов и самих актов проявления агрессии. Например, во Франции количество сообщений о домашнем насилии увеличилось на 30%, а в Китае — на 300%!

В Красноярске напряжение тоже растёт. За примерами далеко ходить не надо: на позапрошлой неделе в Красноярске домашний тиран избил медсестру, приехавшую помочь избитой женщине.
  
Мы поговорили с кризисным психологом Василиной Степановой о том, что делать людям, запертым один на один с домашним тираном и как в условиях самоизоляции и стресса не стать агрессором.

- Василина, кто чаще страдает от домашнего насилия?

Домашнее насилие – неустоявшийся и широкий термин. Под ним подразумевают как насилие в семье, так и партнерское. От агрессии в семье страдают все – дети и пожилые, люди с ОВЗ, женщины и мужчины. Если говорить о партнерском – более 90% пострадавших – это женщины. Но важно понимать, что в статистику попадает преимущественно физическое насилие, и от него чаще страдают именно женщины. Что касается эмоционального – данных нет, но можно предположить, что ему подвержены люди обоих полов.

- Что делать тому, кто в сегодняшних реалиях остаётся со своим мучителем один на один?

Я считаю, единственный способ – это прервать отношения, в которых человека мучают. В обществе существует миф о том, что якобы пострадавшая сама виновата в ситуации насилия. Ответственность лежит на агрессоре. И никак иначе! Есть такое понятие – «цикл насилия». Американский психолог Ленор Уолкер предложила эту концепцию для описания специфического поведения агрессора.

Сначала идет эскалация конфликта. На этом этапе можно наблюдать отдельные приступы раздражительности и агрессии в вербальной форме. Пострадавшая старается оправдать поведение насильника и всячески задобрить его. Тиран объясняет свое поведение тем, что пострадавшая сама его провоцирует.

Потом агрессия приобретает открытые формы. Физическое и сексуальное насилие сопровождается обвинениями, угрозами, яростью и вспышками гнева.

После наступает примирение. Конфликт затухает, и на этом этапе насильник испытывает подобие вины.
Все кончается «медовым месяцем». Поведение агрессора становится заботливым и нежным, пострадавшая, в свою очередь, забывает о насилии и надеется, что цикл не повторится.

Но он повторяется всегда. Так что единственный способ – это выйти из отношений. Но это непросто: переживший такую агрессию человек может ощущать беспомощность, а еще может считать, что заслуживает плохого обращения, и с ней всегда все так будут обращаться.

- Что делать людям в ситуации эмоционального насилия?

В изоляции чувствительность обостряется, здесь важно разделять насилие и конфликты, насилие и сложности в отношениях. Не всегда тот факт, что нам плохо после общения с близкими, значит, что было какое-то насилие.

Основная цель агрессоров – власть и контроль. Защитить себя в ситуации эмоционального насилия можно, если хорошо понимать, чувствовать и отстаивать свои границы, получать моральную поддержку от других людей. Можно общаться с друзьями, родителями в интернете. В конце концов, в случае опасности все-таки можно выйти из дома и попросить о помощи близких.

Можно обратиться к психологу. Тем более, сейчас многие психологические службы начали работать бесплатно и консультировать людей удаленно.

- Какие последствия влечет за собой домашнее насилие?

Учёные М.А. Качаева, Е.Г. Дозорцева, Е.В. Нуцкова выделяют такие симптомы: чувства страха, изоляции, гнева, вины и стыда, ощущение предательства. Пострадавшая может брать ответственность за ситуацию насилия на себя. Позже могут появиться депрессия, тревога, нарушения сна, низкая самооценка, закрытость в общении. Человек может испытывать чувство собственной «испорченности», т. е. ненавидеть свое тело из-за переживаемого чувства вины (особенно при телесных повреждениях, физической боли, соматических заболеваниях).

Могут быть и панические атаки, и даже попытки самоубийства. Но, конечно, последствия индивидуальны и проявляются не у всех.

- Как распознать пострадавшего от домашнего насилия и помочь?

Иногда мы можем видеть какие-то телесные повреждения, страх при возникновении определенных ситуаций, но это бывает не всегда. Тем более сложно это заметить сейчас, когда мы вынуждены общаться через интернет. Бывают, конечно, и прямые признаки: вы звоните, а на фоне крики, угрозы, шум. Или человек говорит о страхе за свою жизнь.

На самом деле, чаще всего, если пострадавшая сама не расскажет, то узнать о домашнем насилии невозможно. Попытка описать «типичный портрет жертвы» – это навешивание ярлыков и стигматизация. К тому же, симптомы, которые я назвала раньше, могут встречаться и людей с другими психологическими травмами или состояниями.

Я бы поставила вопрос иначе: зачем нужно искать признаки пережитого насилия? Если вы подозреваете, что ваш близкий страдает от агрессии, но не говорит об этом, я бы предложила не играть в детектива, а доверительно поговорить, обещая конфиденциальность и помощь. Можно предложить пожить у вас, помочь перевезти вещи, вызвать и оплатить такси и другие конкретные варианты. Ещё немаловажно удостовериться, что вам при этом ничего не угрожает. Можно отправить ссылку на кризисные центры и памятки от них.

- Как выпустить пар в самоизоляции, когда уже чувствуешь, что родные достали» и вот-вот сорвешься?

В условиях изоляции всё обостряется, растет напряжение, накапливается раздражение. Возможны какие-то эмоциональные всплески, обычно не характерные для человека. Именно насилие – всё-таки крайняя форма сброса напряжения. Другой вопрос, что если насилие было, то в ситуации изоляции оно может учащаться, принимать более опасные формы. Ответственность за агрессию лежит на том, кто его совершает. Соответственно, только он может его не допустить.

Если чувствуете раздражение – не копите его в себе. Лучше перенаправлять его, выражать так, чтобы это было безопасно и для вас, и для окружающих. Включить громкую музыку и устроить дикие танцы, побить что-то (грушу, подушку), сделать себе уголок для разрушения – то, что можно портить и ломать, когда очень хочется. Завести посуду для швырянья. Всё, что угодно.

Единственное условие – это не должно быть направлено на человека – ни на другого, ни на себя. А когда острые эмоции удалось выпустить – дальше место для спокойного разговора о том, что же всё-таки не нравится и как это можно исправить. Иногда достаточно давать друг другу возможность побыть наедине с собой, договариваться о каких-то режимных моментах – уже это может снизить напряжение.

Беседовала Екатерина Леонардова

Фото из личного архива Василины Степановой

Возврат к списку

Загрузка...

Материалы по теме:

Реклама от YouDo
Услуги проверенных исполнителей: http://remont.youdo.com/electrician/electrical-wiring/, подробности по ссылке.