Красноярск: пробки 1
Станислав Селезнёв: «Тут не выжженная земля, а прекрасная северная природа»

Станислав Селезнёв: «Тут не выжженная земля, а прекрасная северная природа»

2024-07-02
Фото: "Норникель"
Почему «Серная программа» запущена именно в Норильске?

— Там у «Норникеля» два действующих предприятия, которые отвечают за пирометаллургический передел в технологической цепочке всей компании — Надеждинский металлургический завод и Медный завод. Оба были построены в ХХ веке, плавят сырьё, добытое на месторождениях Норильского дивизиона и прошедшее через этап обогащения. В результате мы получаем файнштейн, из которого уже на этапе рафинирования компания производит свои основные продукты — никель, медь, металлы платиновой группы.

В рудах наших месторождений очень много серы. В процессе плавки в атмосферу выделяется много диоксида серы. Он не является канцерогеном, тем не менее это вещество, загрязняющее атмосферный воздух, и влияющее на окружающую среду. Два наших завода в Норильске в год выбрасывают порядка 1,8 млн тонн диоксида серы. Это примерно половина выбросов всех 12 городов, участвующих в федеральном проекте «Чистый воздух».

Как развивалась программа?

— «Норникель» начал работу по сокращению выбросов в Норильске в 2016 году, тогда мы закрыли самый старый, Никелевый завод. Подходящую технологию очистки выбросов для двух оставшихся предприятий прорабатывали много лет, так как готовых решений просто не было. В итоге решили стартовать с Надеждинского металлургического завода. И удачно попали — стройка началась незадолго до ковида и карантина. К 2022 году готовность проекта на НМЗ была примерно 80% — фундамент, железо, стены цехов. Пришлось очень чётко отработать логистику, так как часть важного и крупного оборудования нужно было доставить в собранном виде. Но в 2022-м по известным причинам мы лишились части поставщиков. И столкнулись со сложностями при пуско-наладке некоторых агрегатов: представьте, что вы купили новый телевизор, а пульт вам к нему не дали. Из-за этого нам пришлось на ходу переделывать очень многое в проекте, поэтому сроки запуска несколько сместились. Но это нормально для любого сложного, во многом новаторского начинания.

В итоге проект на НМЗ мы решили разделить ещё на два этапа. На заводе работают две печи взвешенной плавки. Соответственно, первую технологическую линию «Серной программы» в октябре 2023-го мы запустили только на одной печи, и на ней, скажем так, начали тренироваться. Сейчас она постепенно выходит на всё более стабильную работу, мы видим, что эффективность утилизации диоксида серы растёт, уже понимаем все «подводные камни», проблемы, тонкости. Поэтому вторую технологическую линию, с учетом наработанного на первой опыта, собираемся запустить в сентябре—октябре 2024 года.

По итогам текущего года мы должны утилизировать 370 тысяч тонн диоксида серы. А в целом, когда две линии начнут постоянно работать, в год будет утилизироваться порядка 900 тысяч тонн.

Много ли сейчас используется в проекте импортного оборудования? Не будет ли проблем из-за санкций?

— Вы сейчас интервью записываете на iPhone. У вас же не было проблем с его покупкой? Так и на предприятии. Мир нельзя просто закрыть. Понятно, что всё стало сложнее и дороже. Но если нам нужны иностранные двигатели, то они в Норильск приедут — просто теперь через Африку, Турцию, ещё какие-нибудь части света. Поэтому импортное оборудование мы продолжаем получать, если считаем, что оно нам критически необходимо. К тому же не всё упирается в Европу или в Америку. Параллельно мы ведём большую программу по поиску вариантов в России.

Бюджет комплексного проекта «Серной программы» на НМЗ составляет около 180 млрд рублей. Но СМИ пишут, что стоимость проекта 300 млрд рублей. Так сколько средств на самом деле на сегодня потребовала реализация программы?

— Около 300 млрд рублей — это то, что мы изначально закладывали на два завода, Надеждинский и Медный. На НМЗ должны были потратить 180 млрд рублей, но вместе с сопутствующими производствами около 200 млрд рублей было потрачено только на него.

Что же касается Медного завода, то в 2022 году у нас был готов только проект, причем проект полностью импортный. А это значит, что его пришлось перепроектировать с нуля. В итоге «Норникель» принял решение перенести плавку с Медного завода на новое предприятие в Китае. Срок, установленный правительством России, когда Медный завод должен прекратить выбросы — 2027 год. К этому времени вопрос будет решён, и в Норильске останется только один источник диоксида серы — НМЗ. Но источник, оснащённый действующим и эффективным комплексом для утилизации.

С точки зрения выбросов диоксида серы для Норильского дивизиона — это главная проблема. Решив проблему в Норильске, мы, если говорить про всю компанию, закроем вопрос.

Каково сейчас качество воздуха в Норильске?

— Мы видим результат своими глазами. Воздействие заводов довольно точечное, сильно зависит от направления ветра. Но в головах у людей «на материке» крепко сидит мысль, что в Норильске якобы дышать просто невозможно. Так думают те, кто вообще никогда не был в Норильске. А на самом деле тут не выжженная земля, а прекрасная северная природа, заповедные места. В непосредственной близости от города, буквально в сотне километров находится настоящая жемчужина — плато Путорана. Приезжайте и убедитесь сами!

Следующим шагом в решении экологических вопросов Норильска станет запуск автоматического мониторинга качества воздуха. Мы давно занимаемся этим проектом, он показывает отличные результаты, и в ближайшее время мы представим его широкой публике. Тогда наблюдать за качеством воздуха в Норильске сможет любой желающий, причём в режиме онлайн.

Подпишитесь:

Возврат к списку


Материалы по теме: