«Я продаю не просто ботинки, а возможность их создавать»

Экономика 19.05.2018 22:17

Владимир Григорьев, собственник обувной мастерской Afour

Неожиданно для себя Владимир Григорьев пристрастился к пошиву обуви, хотя никогда в жизни этим не занимался. Над дизайном обуви он не задумывался, его придумывали заказчики, получались разноцветные ботинки — уникальное для российского рынка предложение, которое вмиг сделалось популярным. Владимир Григорьев организовал небольшую обувную мастерскую Afour в Санкт-Петербурге и понеслось…

Интерес к необычной обуви у собственника питерской обувной мастерской Afour Владимира Григорьева появился в 15 лет.

— Тогда мы с друзьями катались на скейтбордах, были специальные кроссовки для скейта. Но выбор их был очень небольшой. На Западе в то время делали промодели, то есть модели для профессиональных скейтбордистов. Для нас пределом мечтаний была покупка такой модели. Тогда у меня зародился интерес к обуви.

Спустя несколько лет Григорьеву позвонил приятель Андрей, который впоследствии стал партнером по бизнесу, и предложил идею: шить кроссовки — копии фирменных. Мама Андрея работала конструктором обуви на заводе, и она могла помочь. Но делать копии модных кроссовок Григорьеву не хотелось. Он захотел  предложить людям просто раскрашивать готовые формы обуви.

— Люди будут создавать свою уникальную цветовую палитру для обуви. Нужно делать уже готовые модели и позволять клиентам их самостоятельно декорировать. Идея оказалась успешной. Так появился бренд Afour в своем первом обличии.

Неожиданные проблемы и решения

Наступил 2008 год — кризисный. Молодых бизнесменов Владимира и Андрея поджидали серьезные неприятности: минимальные продажи, отказ фабрики от пошива единичных разноцветных моделей, потому что проще было шить обувь сериями по 20–40 пар одного цвета. Желание сотрудничать с молодыми предпринимателями у фабрики пропало, снизилось качество. А тут еще и друг Андрей заявил о том, что выходит из бизнеса. Григорьев остался с кредитами и Интернетом, производства не было, партнер ушел, — фактически тупик.

— Понятно, что я был в печали. Думал, что же теперь делать. Но я понимал, что не хочу устраиваться в какую-то фирму, мне это не интересно. И начал путь Afour заново. Арендовал мастерскую, сам научился шить обувь, прошел все этапы от раскроя до готовой пары. Теперь этот опыт позволяет мне легко общаться с сотрудниками. Начал потихоньку собирать новое производство, сначала это была арендованная мастерская, потом своя.

Количество заказов постепенно увеличивалось. Самый лучший инструмент рекламы, по словам Владимира Григорьева — сарафанное радио. Сначала шили ботинки себе и друзьям, потом друзьям друзей, потом посетителям сайта и так далее.

Со своими потенциальными клиентами компания Afour общается по поводу и без повода в соцсетях, по телефону. Это очень важно для бизнеса, убежден Владимир Григорьев. Каждый год компания обновляет свою обувную мастерскую. В прошлом году купили машину для профилирования подошвы. Это позволило выпускать беговые кроссовки, которые в России еще никто не делает, поскольку технология производства очень сложная, а научиться ей негде.

Первые ботинки – «франкенштейны»

Владимир Григорьев говорит, что в бизнесе можно научиться всему, главное искренне захотеть.

— Когда я захотел сам создавать обувь, это было очень тяжело. Я никогда не проявлял к этому никакого интереса, первая моя обувь — это такие «франкенштейны», что не описать словами! Все строчки кривые. Но я сидел и выколачивал эту обувь из себя, можно сказать, кровью и потом, и результат есть.

Григорьев говорит, что сразу понимал, чего хочет — делать классную обувь, максимально интересную, высокого качества. Сегодня главная фишка компании — возможность заказать разноцветные ботинки.

— Мы продаем не столько продукт, сколько возможность побыть дизайнером своего образа, собственной обуви. В магазинах мы видим обувь черных, коричневых цветов, которая лучше всего продается, есть пара ярких маячков на полках, но не всем она подходит. Отечественная обувная индустрия очень консервативна. Мы же предоставили возможность покупателю самостоятельно работать с цветом обуви, создавать свои индивидуальные модели. 80 % наших заказов проходят через интернет-конструктор, где клиенты сами создают уникальные образцы, а мы их уже изготавливаем. В прошлом году начали эксперимент с небольшими коллекциями обуви собственного дизайна, это буквально 20–30 пар, но очень смелых. Например, сделали ботинки сафари с тиснением из кожи слона.

Владимир Григорьев говорит, что в его мастерской можно сделать даже башмаки разных цветов: один красный, другой зеленый, но пока таких заказов не поступало.

— У нас был клиент, который заказал кроссовки из золотого и белого лака с индивидуальной вышивкой и гигантской молнией. Когда он забирал свою пару, я ощутил себя «Иксзибитом» в передаче «Тачка на прокачку», этот человек бегал у меня по коридору и кричал: «Боже мой! Господи! Это мои кроссовки?!» А свои он тут же выбросил в мусорное ведро и счастливый убежал в наших. Я помню, был в шоке от таких эмоций. Такие клиенты, на самом деле, нас вдохновляют, хочется двигаться вперед, создавать новые возможности для кастомизации.

Кастомизация — это адаптирование продукта под нужды конкретного потребителя. Явление пришло с Запада, где кастомизировать можно все, от носков до автомобилей и недвижимости. На Западе люди уже пресытились массмаркетом и хотят отличаться, быть свободными, самовыражаться. Добиться этого можно путем кастомизации имеющейся продукции.

Проблемы обувного рынка

На отечественном рынке с кастомизацией не все так просто. Здесь, по словам Владимира Григорьева, очень сложно найти комплектующие, которые не идут ни в какое сравнение с предложениями на мировых рынках. Поэтому подошвы компания Afour заказывает напрямую из Италии. Российский рынок работает на черную обувь — большие сложности с цветной фурнитурой.

Серьезная проблема с кадрами, сейчас практически не учат на сапожников, а мастера старой закалки пока плохо умеют работать с цветной обувью. В мастерской Afour нет сапожников моложе 30 лет.

— Когда мы начали делать белую подошву, пришлось бороться с тем, что пары выходили грязные, потому что мастера не привыкли работать со светлыми материалами. В создании кроссовок есть также много нюансов, приходилось многое объяснять, как должна сидеть колодка. Ведь в СССР не выпускали кроссовки — были, конечно, «Динамо», но это реплика с «Адидаса». Приходилось мастеров переучивать. Мы до сих пор собираем старые фирменные кроссовки, разбираем их по частям, учимся шить у себя.

Обувное оборудование стоит очень дорого, оно зачастую неподъемно даже для больших фабрик. Компания Afour покупает на фабриках старое итальянское или немецкое оборудование, ремонтирует его и запускает в производство.

— Такое ощущение, что старые машины настроены так, чтобы шить космические корабли! У них совершенный механизм, даже звучат они приятнее новых машин. На рынке много китайского оборудования для создания обуви, но о качестве судить не приходится. В прошлом году, например, мы в другом городе купили машинку для профилирования подошвы. Мы делаем подошвы их легких материалов, нужно точить профиль под колодку. Можно вручную это делать, но уходит много времени. В прошлом году мы нашли такую машину, целый год по частям, по кусочкам ее собирали. Зато теперь можем делать уникальную подошву для беговых кроссовок.

Нонна Гончаренко

comments powered by HyperComments
Загрузка...
Оценить статью:

Выбор редакции

19.03.2019 11:28
В Красноярске мужчина упал с моста

В Красноярске мужчина убегал от людей и упал с Октябрьского моста в воду.

Читать далее
19.03.2019 11:21
В Туве произошло землетрясение Землетрясение зафиксировано недалеко от Кызыла.
Читать далее
19.03.2019 11:02
Туруханскую больницу оштрафовали за нарушение санитарных норм Суд удовлетворил иск Роспотребнадзора к Туруханской районной больнице.
Читать далее
19.03.2019 10:47
В Иркутске выступит Монеточка

В Иркутске состоится концерт певицы Монеточки.

Читать далее