Собиратель «белых пятен»

Туризм 28.05.2018 17:17

Николай Николаевич Захаров — самый знаменитый альпинист края.

И если поводом для встречи с альпинистами обычно служит какое-то впечатляющее восхождение, то в итоге беседа все равно скатывается к обсуждению проблем регионального туризма.

 Регалии и заслуги, экстремальные стенные восхождения — все это в прошлом. Что хотел в спортивном альпинизме, я сделал,  с этих слов и начался разговор.  Я живу текущими делами, возглавляю спортивную школу по скалолазанию и альпинизму, и основная моя задача  воспитывать достойных спортсменов и порядочных людей. А цель  создание системы и хорошей материальной базы для подготовки спортсменов. Все мои мечты и то, что я не успел в спорте, воплощают эти ребята.

Неужели с головой ушли в тренерскую работу?

 Нет, конечно, альпинизм ведь такой вид спорта, которым можно заниматься в любом возрасте. Я очень рад тому, что наши ветераны не почивают на лаврах, а передают славные традиции красноярского альпинизма нынешнему поколению, причем не только как инструкторы и судьи соревнований, но и на личном примере восхождений. Поэтому в нашей стране и сохраняется такой высокий уровень подготовки альпинистов.

А скалолазов?

 Для меня нет четкой границы между альпинизмом и скалолазанием. Хотя сегодня многие считают последнее чисто спортивной дисциплиной, которая культивируется на искусственном рельефе, а альпинизму «отдают» лишь восхождение. Моя цель — вновь объединить эти два вида спорта, и польза от такого объединения огромная. Многие скалолазы, которые успешно выступают на искусственном рельефе в дисциплине «лазание на трудность», отлично лазают и по живым скалам. А те, кто этого не делает, высоких результатов не показывают. Скалы развивают пространственное мышление, без которого невозможен альпинизм. Я своим всегда говорю: «Ребята, если вы идете в горы, вы должны очень хорошо уметь лазать по скалам, красноярец  синоним скалолаза высочайшего уровня! Если не умеете, лучше не ездите и не позорьтесь. Идите на Столбы и учитесь!» В России нас очень уважают, красноярец  синоним сильного альпиниста. А в мире русский альпинист  это знак качества вообще. Ведь из всех современных экстремальных восхождений в больших горах русские  самые значимые.

К сожалению, победы наших альпинистов редко приобретают всенародную известность…

 Увы, сегодня в профессиональном спорте материальный интерес доминирует над спортивным. Альпинизм же в этом отношении стоит выше других видов спорта. Да, у нас есть спонсоры, но и свои деньги мы всегда тратим. Твоя победа, твое покорение вершины, твой сложный маршрут, пройденный впервые,  это и есть твоя награда! Альпинизм объединяет людей, увлеченных делом, а не материальными поощрениями. Поэтому он и сохранил тот дух здоровой соревновательности, который позволяет русским побеждать. А многие виды спорта этот дух безвозвратно утратили.

Но только ли за победой идут люди в горы?

 Мотивация восхождений зависит от возраста. Пока ты молод, а в альпинизме 20 лет — это молодой спортсмен, тут нужен опыт, и на его приобретение уходят десятилетия,  важно самоутверждение. Круг молодых ребят, которые могут проходить большие стены, невелик, остаются в нем единицы из тысяч, которые лазают на Столбах. И каждое восхождение добавляет им значимости в глазах друзей, ведь эти парни правда могут делать такое, что не под силу почти никому даже в психологическом плане. Через несколько лет на первое место выходят спортивные достижения, например пройти стеной, которой еще никто не проходил до тебя. Ты живешь мечтой год, два, потом она сбывается, и появляется новая мечта и новая цель. А в моем возрасте наступает понимание того, что горы  это вообще иной мир, где ты один на один со стихией, где тебе никто не поможет. А еще ты начинаешь замечать их красоту, до которой тебе не было дела в молодости.

А какие горы самые красивые?

 Те, где еще не был. Мне часто говорят: «Ты уже на все горы, наверно, залез?» А ведь гор с каждым годом все больше! В Китае десятки 6–7-тысячников, на которых никто никогда не был, в Непале открыт новый район, куда европейцев раньше не пускали вообще, я сейчас внимательно его изучаю. Горы никогда не надоедают, нет одинаковых вершин, и нет восхождений, похожих друг на друга, каждая непокоренная гора — как задачка, которую надо решить. Любой путь опасен и этим интересен, и дело не всегда в высоте, но в трудности. А еще любые горы  это путешествие в новую страну, это новые впечатления…

Есть ли в вашей жизни гора, которая оставила самое сильное впечатление?

 Пик Шварца в Антарктиде. Это было первое восхождение в моей жизни на гору, на которую ранее не ступала нога человека. Да и поблизости от нее тоже. До войны немцы, очень интересовавшиеся Антарктидой, назвали один из горных массивов на Земле Королевы Мод в честь Гельмута Вольтата, одного из «спонсоров» Гитлера, а тамошние пики  именами нацистских летчиков. Залетали мы из Кейптауна до станции Новолазаревской на Ил-76, оборудование и вездеходы, собранные на базе «Нивы»  на таких огромных камерах, — на теплоходе «Академик Федоров» ушли еще раньше. У нас было пять восхождений, одно из них  стенное, его делала моя команда, трое членов которой были красноярцами. Этот маршрут стал первым русским в Антарктиде, самым сложным,  мы девять суток, спасибо полярному дню, лезли по этой стене! Ощущения первопроходца ни с чем не сравнимы  ведь тебе досталось белое пятно на земном шаре! На пике Бориса и Глеба мы поставили православный крест, врученный в Москве высшими иерархами церкви. А пик Шварца переименовали в Чкалова, на наших картах он так и зафиксирован. Нет, немцы не обиделись, они чувствуют до сих пор свою вину за эту войну.

А что чувствует альпинист, которому вершина не далась с первого раза?

 Если не получилось, значит, ты что-то не продумал. Все восхождения, которые я делал, были сложными, к таким готовишься годами, тактику разрабатываешь, пробуешь. Помню тяжелейшее первопрохождение северо-восточной стены Эвереста. В 1995-м я ходил до семи тысяч в разведку, смотрел, думал, разработал тактику по дням и по часам. В 1996 году мы сделали этот первопроход, но я не дошел до вершины, как выяснилось через 4 года, совсем чуть-чуть. Тогда стояла жуткая непогода, и ничего не было видно. А в 2000 году поднялся и обнаружил, что ходу-то всего было 15 минут! Неудача заставляет тебя собрать волю в кулак и достичь цели. Никаких обид на гору нет, просто приходишь и залазишь. В итоге я залез везде, где хотел, пусть и не с первого раза.

Говорят, что склоны Эвереста усыпаны телами тех, кому не повезло?

 Это жертвы коммерческого альпинизма. Я был на Эвересте дважды, чуть не погиб там, и никогда не возьму неподготовленного человека с улицы на гору ни за какое вознаграждение. Он должен готовиться 7–8 лет по моей программе и только после этого сможет на что-то рассчитывать. Но есть менее щепетильные спортсмены. Сегодня за 60 тысяч долларов человек может нанять целую команду гидов, которая поведет его на вершину по классическому маршруту, закрепит веревки от самого базового лагеря, будет кормить его и менять баллоны с кислородом… Такой человек не альпинист по духу, он обычный турист, купивший тур, неподготовленный, он может погибнуть в любой момент, и хорошо еще, если гид будет бороться за его жизнь. Мне довелось сходить по «классике», впечатления самые неприятные: это проходной двор, и действительно, тела тех, кому не повезло, годами лежат на склонах, рисковать жизнью ради них никто не станет.

А еще говорят, что ради покорения вершины люди готовы даже перешагивать через тела товарищей…

 Это неправда, во всяком случае, в истории красноярского альпинизма такого, чтобы бросить своего, не было! Альпинизм  это игра в команде, здесь не может быть каждый сам за себя. Отменяется любое восхождение, если что-то случилось на горе, и неважно, с нашими или нет. Красноярцы не раз спасали людей, и нам помогали, когда это было необходимо. Альпинисты делают все, чтобы спустить вниз и пострадавших, и тела погибших, и тех и других ищут до последнего.

Ни разу не было желания после такого завязать с горами?

 Для меня альпинизм — не только спорт, но и образ жизни. Восприятие мира в горах совсем другое, и это тебя затягивает. Чувство, когда жизнь зависит только от тебя самого, нельзя описать словами, его надо испытать. На 7–8-тысячниках стенные восхождения  это, по сути, игра со смертью: залезешь не залезешь, вернешься ли живым? И когда все получается, ощущение, что ты живешь, ты можешь,  оно просто «рвет на части». Вся «земная» жизнь кажется суетой и нереальной какой-то. И что бы ни случилось, это чувство хочется испытать снова.

Внизу не скучно?

 Нет, что вы, я всегда скучаю по дому. Люблю походить в одиночку на диких Столбах, залезть на камень к космосу поближе (там думается хорошо). Наш край самый красивый на Земле, здесь столько безлюдных и до сих пор не открытых мест! Я бы с удовольствием посидел с удочкой на Тиберкуле, походил бы по Саянам. Когда люди говорят, что они не путешествуют, потому что у них нет денег на путешествие, они либо лукавят, либо просто не умеют отдыхать по-настоящему. Взял хлеба, сала, палатку и пошел… Моя мечта — найти время, сесть на велосипед и познакомиться наконец-то с окрестностями Красноярска. Во всем мире я был, а свою родину так толком и не узнал. Россияне едут за границу, а у себя под боком красоты не замечают.

Иногда и хорошо, что не замечают, иначе она слишком быстро превращается в свалку.

 Согласен, хочется оградить заповедные места от массового проникновения, достаточно посмотреть, во что превратились те же Ергаки. Думаю, что только гигантские штрафы и превращение уникальной территории в национальный парк по типу американских смогут спасти это место. У нас много говорят об охране природы, об экотуризме, принимают законы, но ничего не меняется. Наверно, потому что те, кто должен за исполнением законов следить, сами в первую очередь все законы и нарушают. Энтузиасты делают что-то своими силами, мы, вот, к примеру, ходим на Столбы, избушки свои у нас там есть  сами следим за порядком в лесу, но это капля в море. Но в любом случае будущее за активным отдыхом, за рубежом это давно поняли, а нам это еще предстоит.

И напоследок, что бы вы пожелали нашим читателям?

Занимайтесь тем, что вам интересно! Ходите в горы  среднегорье очень полезно для здоровья, оно не только лечит болезни, но и оздоровляет эмоционально, особенно нас, живущих на равнине. Знаете, на земном шаре белых пятен почти не осталось, и тем не менее каждый обязательно найдет свое и сделает свое открытие. Их ведь можно делать близко, не надо сразу бросаться покорять Эверест, начните с Саян, там красивых и сложных гор достаточно. В общем, больше движения и больше впечатлений.

А вам лично успехов. Нужным делом занимаетесь!

Беседовала Виктория Рефас

Фото: Глеб Соколов

Досье:

Захаров Николай Николаевич

— мастер спорта международного класса по альпинизму,

— мастер спорта по скалолазанию,

— имеет звание снежного барса (покорителя высочайших гор СССР),

— поднялся более чем на 300 вершин в Гималаях, Каракоруме, на Аляске и в Антарктиде, в Андах и Альпах, на Памире, Тянь-Шане и Кавказе,

— заслуженный тренер России,

— председатель Красноярской краевой федерации альпинизма,

— старший тренер сборной Красноярского края по альпинизму,

— и еще столько всего, что в одной статье не уместится…

 

comments powered by HyperComments
Загрузка...
Оценить статью:

Выбор редакции

23.03.2019 16:30
В Красноярске на ул. Железнодорожников срубили новогоднюю ель На улице Железнодорожников в сквере «Уют» срубили ель, которую на Новый год наряжали, как праздничное дерево.
Читать далее
23.03.2019 13:00
В Красноярске студентов СФУ эвакуировали из горящего здания Сегодня, 23 марта, в четыре часа утра в красноярском общежитии СФУ произошел пожар.
Читать далее
23.03.2019 11:58
Аэропорт Новосибирска станет «фантастическим космодромом» Губернатор Новосибирской области Андрей Травников утвердил архитектурный облик здания нового терминала новосибирского аэропорта Толмачево.
Читать далее
23.03.2019 11:48
Омский «Авангард» вышел в финал Восточной конференции, где сыграет с «Салават Юлаевым» Вчера, 22 марта, в Нурсултане (Астана) «Авангард» выиграл у «Барыса» и вышел в финал Востока.
Читать далее