Единственный в России скульптор по углю – о деле всей своей жизни

19.05.2018 22:17

Кузбасский художник и скульптор Игорь Суворов всю жизнь посвятил резьбе. Последние 10 лет Игорь Иванович вкладывает душу в свои скульптуры, выполненные из самого тяжело добываемого материала. Он единственный в России скульптор-резчик из угля.

В преддверии праздника Дня шахтера корреспонденты Сибдепо пообщались с умельцем.

Тепло угля

— Игорь Иванович, расскажите, что вас вдохновило заняться резьбой и, в частности, создавать скульптуры из угля? 

— Если говорить о резьбе вообще, то я начал ей заниматься еще в 10 лет, когда мой дядька подарил два резца. Сначала, конечно, резал руки, а потом уже дерево. Было не сложно, а скорее интересно. Беру палочку — и из нее получается сова или старец. Фантазия мне передалась по наследству, ведь у меня дед — кузнец, творческий человек, очень красиво рисовал. А с углем получилось так, что мне бросили вызов. В Кемерове проходила выставка «Шахтерский характер», где была номинация «Скульптура из угля». Директор студии ИЗО спросил, слабо ли мне вырезать такую композицию. В итоге я вырезал первую угольную скульптуру — «Хозяюшка горючего камня». Ведь если на Украине есть хранитель горняков Шубин, то у нас в Кузбассе домового шахт нет. Отсюда и идея. В итоге я занял первое место, потому что это была единственная скульптура в номинации. Так и режу из угля уже 10 лет.

— Если столько лет занимаетесь резьбой по углю, значит, с ним вам больше всего нравится работать?

— Я работал с деревом, известняком, металлом. В этом году впервые попробовал резать мрамор. Это был полезный, но тяжелый опыт. Во-первых, потому что у меня нет инструментов для резьбы по мрамору. Во-вторых, пришлось делать бюст женщины по 4 фотографиям, где она запечатлена в разных возрастах, а вживую я ее не видел. К тому же мрамор — очень холодный материал на ощупь. Конечно, изделия из мрамора красивые, блестящие, но всё же для меня отталкивающие.

Как дань городу Топки, где я родился и сейчас живу, я использовал известняк, который, кстати, тоже очень тяжелый материал. Тому человеку, кто сказал, что известняк мягкий, я бы дал в руки инструмент, чтобы он попробовал порезать. А вот уголь и дерево — теплые материалы. Из них гораздо приятнее создавать произведения искусства. Даже несмотря на то, что уголь черный, от него идет тепло. Но сказать, что какой-то материал мне нравится больше, я не могу. Меня тянет к интересной работе, а из чего она будет выполнена, не так важно. Хотя от материала всегда зависят сложность и сроки моей работы.

— Где вы берете уголь для своих произведений искусства? Какие инструменты используете для резьбы? 

— Я использую обычный уголь, который заказываю для растопки печи. Куски, из которых планирую делать скульптуры, сразу откладываю в сторону. Бывает, иногда уже в печку закину и вижу: ой, это ж мишка отличный выйдет, дай-ка я его уберу! Благо сейчас мои трудозатраты окупаются, искусство приносит прибыль. Что касается инструментов — когда делал первую работу из угля, использовал резцы шириной в один сантиметр, то есть очень маленькие. А сейчас уже болгарки, электропилы идут в ход. Но, правда, только для грубой работы.

 

— Можете раскрыть секрет создания своих скульптур?

— Сначала, конечно, долго думаешь над будущей композицией, что она должна из себя представлять, что и как расположить. Когда идея уже прочно обсновалась в голове, работу можно разделить на несколько этапов. Сначала я беру болгарку или пилу, срезаю всё лишнее. Затем использую меньший инструмент, вырезаю детали, довожу идею до конца. А после бор-машинкой шлифую, завершая скульптуру. Хотя мне больше нравятся шершавые фигурки, они кажутся живыми, ведь на них видны следы резца, рука мастера. Кроме того, в работе иногда использую специальный клеевой раствор. Когда уголь «дышит», необходимо его смачивать, чтобы он плотно держался и не разваливался в руках. Сроки изготовления работы могут отличаться. Есть чисто механически выполненные копии, но даже они создаются по одной какой-то скульптуре. Например, сейчас композицию «Варвара» я делаю порядка 3-5 дней, а самую первую создавал полтора месяца. При этом даже копии одинаково любишь. Это как с детьми — от того, что у тебя родился второй ребенок, ты первого не начинаешь любить меньше.

 

Черпак вдохновения

— Игорь Иванович, бывало такое, что из-за специфики материала не получалось завершить композицию?

— Да, случалось, что я начинал какую-то работу и вдруг понимал, что взялся не за тот гуж. Тогда я ее оставлял, принимался за что-то другое. В такие моменты приходит осознание, что просто время для таких скульптур еще не пришло, оно будет позже. Бывает, когда не удается совсем. Мастерская у меня расположена на участке, а там небольшой уголок, где я занимаюсь только углем (ведь много пыли, сора от него). А рядом с этим закутком — котел для отопления. Иногда неудавшиеся работы я в него кидаю и сжигаю. Не получаться может по разным причинам. Обычно когда не в том настроении за работу принимаешься. Тогда все ломается, крошится, от этого я психую, выкидываю начатую фигурку. Но были и такие моменты, когда и неоконченные скульптуры покупали. Например, вырезал я мишку из большого куска угля. Еще не завершил до конца — и глаз у него нет, и нос плохо выточен, — но фигура уже живая, дышит! Я выставил мишку на угольном форуме, где один мужчина захотел его купить. Такая работа хороша тем, что ее самому надо додумывать.

— Где же вы черпаете вдохновение?

— Объяснить, что для меня вдохновение, очень сложно… Это трудно понять, это нужно почувствовать. Рождается оно где-то здесь (кладет руки на грудь. — Прим. Сибдепо). В каждую работу я вкладываю душу, и она видна в каждой моей работе. Причем я никогда не создаю одну композицию, а сразу несколько. К примеру, сейчас вырезаю иконку из дерева, небольшие копии и мишку из угля. Но пока последний просто стоит, потому что его время еще не пришло. Когда услышу небольшой щелчок откуда-то сверху, возьмусь за мишку снова.

— Вы, наверное, месяцами можете создавать новые творения?

— Самую долгую по времени изготовления скульптуру под названием «Мы тебя ждем» я создавал четыре года. Но я ведь не сидел над ней каждый день. Могла стоять в мастерской месяцами, а я хожу-хожу мимо нее. Сюжет скульптуры заключается в том, что сын, желая защитить мать, ждущую своего мужа с шахты «Ульяновская», сам ищет в ней защиту. Вроде она не такая сложная, но я не мог придумать, как показать один жест. Он держится за маму, одновременно хочет бежать. Так вот, я никак не мог понять, как нужно изобразить руки ребенка, чтобы правильно передать его стремление и смысл постановки. Возможно, я не хотел прощаться с этой скульптурой, поэтому оттягивал ее завершение. Когда резал, я думал о себе, о маме. К сожалению, мама рано ушла из жизни…

 

— Игорь Иванович, очень трогательно, что в эту скульптуру вы вложили личные воспоминания… А есть ли такие работы, которыми вы гордитесь?

— У меня есть две работы, которыми я очень горжусь — это сын Данила и дочь Алена. Больше и лучше работ у меня просто нет! Ведь главное, что в жизни должен сделать мужчина, — это посадить дерево, построить дом и родить сына. Я с уверенностью могу сказать, что всё это уже сделал. Причем, несмотря на то, что свой дом я еще не достроил, считаю, что в этом случае дом — это не помещение. Это семья. У меня хорошая жена, дочь и сын, которых я безумно люблю.

 

Скульптуры для народа

— Если главные вещи в жизни мужчины вы уже сделали, значит, вы всего в жизни добились?

— В плане работы и творчества не все задачи еще решены. Если честно, нет ни одной работы, которую бы я завершил до конца. Проходит время, и я понимаю, что в той или иной композиции надо что-то закончить, переделать. Если я буду думать, что все делаю идеально, то умру как художник. Ведь предела совершенству нет. А бизнес и деньги никогда не ставил превыше искусства. На заказ работы делаю только для того, чтобы зарабатывать, ведь все мы понимаем, что без денег в нынешнем мире не прожить. Причем даже в заказные работы я вкладываю душу, оттого и стоимость высокая. Бывает, приходят и спрашивают: «Почему такой ценник?» Я отвечаю: «Могу и за рубль продать, но ты ее бросишь под забор и забудешь. А купишь за 10 тысяч рублей, поставишь в сервант, будешь протирать и любоваться». А мне ведь хочется, чтобы работы стояли на видном месте, потому что там частичка меня, моей души. Когда ее бросают, не очень приятно.

— А вообще во сколько вы обычно оцениваете свои скульптуры?

— Стоимость скульптур из угля может варьироваться. Сейчас в наличии есть фигурки от 300 рублей до 25 000. А вообще могу выполнить работу любой сложности, насколько будет позволять кошелек.

— Вы делаете скульптуры больше для продажи? 

— Я творю, чтобы люди смотрели. Сейчас вот выставили скульптуры в областной библиотеке. Представлены как просто позитивные работы, так и такие, которые заставляют человека подумать. Есть те, которые выставляю на продажу, и те, которые создаю для себя, для души, храню. Та же скульптура «Мы тебя ждем». Такие я никому и никогда не отдам. Но в первую очередь, конечно, для народа. Это высшая награда, когда зрители благодарят за работы. Вот выставили мы скульптуры на ярмарке, дочь у меня продает их. Подходит шахтер, разговорились они. По виду стало понятно, что он человек невысокого достатка, но купил фигурку за 700 рублей. В разговоре выяснилось, что он 27 лет работал в шахте. Когда он уже отошел, Алена мне сказала об этом. Я догнал его и подарил еще одну со словами: «Это вам за 27 лет вашего труда». А у него слезы на глаза навернулись… Такие эмоции дорогого стоят.

У меня за спиной нет даже художественной школы, я же самоучка. Так вот, были моменты, когда работы с умным видом смотрели люди с высшим образованием, говорили, что в них не так. Таких понимающих людей немного, а остальные миллионы не понимают — они просто чувствуют. А я делаю работы для ста миллионов, а не для ста отдельных человек.

 

— Игорь Иванович, вы большой души человек! Хотели бы остаться в памяти у покупателей ваших скульптур, зрителей, горожан?

— Я бы очень хотел создать памятник для города. Один товарищ однажды сказал, зачем это вообще делать, ведь моего имени никто не будет знать. А я считаю, что памятники (как и статуэтки) нужны для того, чтобы на них смотрели, помнили историю. То, что горожане не будут помнить имени создателя, не так важно — ведь в этом творении живут руки мастера, его душа, его частичка. И это здорово! Сейчас, например, я сделал небольшое дело — подарил скульптуру Волкова в музей «Красная горка». Хотя еще несколько лет назад у меня ее хотели купить за 10 тысяч долларов. Я его не продал, потому что считал, что он должен радовать всех. В музей отдал с условием, что Волков будет не лежать в запасниках, а стоять на виду. Я же вижу, как он светится, когда на него смотрят.

— Можно с уверенностью сказать, что вы уже оправдали свою великую фамилию!

— Моя фамилия обязывает соответствовать. В детстве меня по-простому называли Сувор. Я обижался на это, ведь кажется, что просто «вор». Потом пошел в библиотеку, где из книги «Происхождение фамилий» узнал, что «суворый» на старый манер означает «суровый», отсюда и фамилия. Но я не могу себя отнести к суровым людям, все ровно наоборот. Кстати, я еще в школе сказал, что меня будут знать, как Суворова, а не как однофамильца известного человека. Это не пафос — всей душой уважаю предков, историю и считаю, раз мне досталась такая фамилия, то я должен соответствовать.

Текст: Катерина Фролова
Фото: Максим Киселев

comments powered by HyperComments
Загрузка...
Оценить статью:

Выбор редакции

19.03.2019 19:32
Красноярский филиал СГК начал экологическую пятилетку Красноярский филиал Сибирской генерирующей компании презентовал экологическую программу до 2024 года.
Читать далее
19.03.2019 17:56
Подросток из Красноярского края будет играть в «Зените» под №79 17-летний житель Железногорска Илья Грицак подписал контракт в футбольным клубом «Зенит».
Читать далее
19.03.2019 17:32
Подросток Республики Алтай может сесть в тюрьму за признание в любви девушке 15-летний юный житель Горно-Алтайска признался в любви девушке, разместив надпись на плитах мемориального комплекса «Парк Победы».
Читать далее
19.03.2019 17:29
Парламентарии решают судьбу одного из объектов наследия Универсиады

Сегодня на заседании комитета по бюджету и экономической политике депутаты обсудили вопрос передачи недвижимого имущества в многофункциональном спортивном комплексе «Сопка».

Читать далее