Екатерина Шишацкая: наши «мозги» не утекают

Екатерина Шишацкая: наши «мозги» не утекают

Наука и технологии 19.05.2018 22:17

Екатерина Шишацкая — доктор медицинских наук, заведующая кафедрой медицинской биологии Института фундаментальной биологии и биотехнологии СФУ, лауреат премии Президента в области науки и инноваций для молодых учёных за 2009 год, получила премию за разработку в лаборатории СФУ материала, призванного совершить революцию в биомедицине. 

Биопластотан, так он называется, может использоваться не только в медицине или фармакологии, он способен также решить часть экологических проблем.

— Екатерина, ваш материал биопластотан изобретен еще в 2009 году. Сейчас есть какие-то шаги по его продвижению на рынок?

— Очень хороший вопрос. Фактически я могу сказать — нет. По сути, кардинально ничего не изменилось. Это связано с тем, что процесс вывода на рынок медицинской разработки занимает от 8–9 до 15 лет. Медицинские изделия во всем мире должны пройти три фазы клинических испытаний и перескакивать их в случае с медициной невозможно.

У нас как была исследовательская работа, так она и осталось. Мы ученые. И только сейчас у нас появилась университетская клиника, которая даст возможность нам самим проводить клинические испытания. Исследовательская работа идет интенсивно, благодаря в том числе и информационной поддержке. Нас знают, узнают, к нам приходят студенты и предлагают сотрудничество специалисты из других городов России. И даже не России. Но это мы сейчас говорим о науке, а не о продажах товаров.

 А как же продажи?

— Мы делаем формальные шаги для вывода продукта на рынок и параллельно ведем научные разработки. Одна команда этого делать не может, поэтому мы расширяемся, формируем новый штат. Сейчас открыли свою маленькую фирму «Биопласт» при СФУ — коммерческую, которая может этим заниматься. Она как раз и выполняет работу, связанную с рынками, показывает людям, какая у нас есть наука и какая из нее получается медицина. Хочется вести бизнес в формате университета. Свою разработку не продаем никому и никуда, потому что если сейчас это сделать, то мы ее больше не увидим. А потом будем покупать наше же, и втридорога.

Это наш осознанный выбор. Мы осознанно игнорируем коммерческую выгоду в целях сохранения и защиты интеллектуальной собственности.

 А что насчет утечки из региона этой интеллектуальной собственности?

— Знаете, а у нас не утекают… В России это есть, распространено очень широко, но вот для нашего коллектива это не актуально. Видимо, до нас не доходят те студенты, которые изначально хотят уехать куда-то за границу. Даже если мы стажируем специалиста за рубежом или в другом регионе, то всегда стажируем его на определенную нашу задачу. Мы не занимаемся выучиванием кого-то «на экспорт», мы занимаемся конкретно своими разработками.

 Расскажите, что еще разрабатывается у вас на кафедре?

— У нас есть торговая марка «Биопластотан» и она включает серию изделий и материалов, которые могут быть использованы как для медицины, так и не только для нее. Так вот, применение таких материалов для защиты окружающей среды — это также важно, как и для медицины. Например, сейчас в мире сложилась такая ситуация, когда мы захламили нашу среду обитания пластиковым мусором: наши города, наши улицы, наши дороги, наши водоемы, включая наш мировой океан, в котором плавают острова из полимерных пластиковых пакетов. Там есть целый континент — весь хлам и мусор планеты сбился в океане в кучу, и эта куча по размерам напоминает континент.

Мы совсем не задумываемся, куда летит наш мусор от пачек сигарет, от чипсов. Кто у нас об этом думает? А разрабатывая такой материал, в который можно упаковывать продукты, можно делать из него те же мусорные мешки и «сыпать» туда весь биомусор. Собрали его, закинули в такой биомешок, выкинули в компостную кучу и забыли — мешок также развалится, как сам биомусор. Называются «мешки для компостирования» — супер!

 Если вопрос о внедрении медицинских разработок занимает годы, то в чем сложность вывести немедицинскую технологию в массовое производство?

— Проблема только в деньгах. Очень быстро можно сделать завод по производству недорогого разрушаемого пластика для упаковок или технических нужд. Он будет близок по цене к тем разрушаемым пластикам, которые уже используются, они все недешевые. Но мы не сильно бегаем за производителями — это не наша задача. Это задача структур, которые заточены на стыковку науки и производителя.

 А с кем из таких структур работаете? КРИТБИ? Фонд науки?

— С Фондом науки работаем. Для нас это поддержка наших фундаментальных исследований, поддержка молодежи, поддержка поездок, поддержка целевых исследований.

КРИТБИ очень активно работает по нашему биомедицинскому направлению. Например, сейчас делаем с ними технологию по принтированию органов — 3D печать органов для имплантации. Сейчас везде активно об этом говорят, а мы с КРИТБИ это делаем. Много кто пытается такую технологию воспроизвести, в том числе и наш институт.

Кроме того, наша фирма «Биопласт» является резидентом КРИТБИ по биотеху. 

Вообще, мы ориентированы на локализацию и инвестирование технологии здесь у нас в Красноярском крае.

 Насколько достаточно вас здесь финансируют?

— Конечно, недостаточно. Много денег не бывает (смеется). У нас идей!.. Не могу сказать, что у нас совсем нет денег, но не помешали бы крупные объемы финансирования. Мы занимается поиском такого источника, а пока наши доходы только из федерального бюджета — на науку, с небольшими добавками из края.

Сейчас участвуем в федеральной программе поддержки медицинской промышленности — на нее мы обязаны «взять» 30 % финансирования из частных компаний и организаций.

 У Вас столько разработок, вы какие-то из них уже продаете?

— У нас десятки разработок, но в продаже пока нет ни одной. Они все еще проходят предпродажный этап. Может быть, начнем работать по проекту «Агробиотех» — для сельского хозяйства. Сейчас очень активно начинает работать федеральная агро-биотехнологическая система внедрений, и мы, наверное, будем работать вместе с ней.

 Возвращаясь к теме финансирования. Влияете ли Вы, как депутат, на источники и объемы финансирования?

— Нет, как депутат влиять не имею права. Сейчас при дефицитном бюджете на 2014 год я даже и пытаться не буду. Перекраивать бюджет ради каких-то новых инициатив в науке сейчас нецелесообразно.

Тем не менее, у нас в крае есть направление «наука», у нас есть советник губернатора, у нас есть советник председателя Законодательного Собрания, у нас есть Минобрнауки — это те люди, которые обязаны заниматься наукой по своему роду деятельности. Вот с ними я и работаю. Я считаю свою работу нужной и полезной: мы развиваем науку Красноярского края в том формате, который, по моему мнению, на сегодняшний момент наиболее эффективен.

 А что Вы думаете о сказанном в послании Президента создании в крае территорий опережающего социально-экономического развития? И как это скажется на науке?

— Я считаю, что это будет здорово! Это простимулирует развитие во всех областях, в том числе и в науке. Сейчас мы платим таможенные пошлины с приобретения исследовательского оборудования, с химреактивов. Уберите эти суммы, уберите налоги с зарплаты ученых — вот вам и развитие.

 В завершение, может быть, что-то хотите добавить от себя?

— Хочу. Хочу пожелать успеха в нужном деле популяризации науки. Во всем мире наука — одна из важнейших сторон развития общества. Развитые страны тратят на это множество ресурсов. Заинтересованность общества и власти в фундаментальной науке крайне важна.

Алексей Зюбин

Комментарии

Комментарии не найдены. Будьте первым!
Авторизируйтесь,чтобы оставить комментарии
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Загрузка...
Оценить статью:

Выбор редакции

11.09.2019 17:43
Инвестпроектам Красноярского края срочно требуются специалисты В региональном банке вакансий на сегодняшний день содержится около полутора тысяч предложений работы на инвестиционных проектах, в том числе в рамках проекта «Енисейская Сибирь».
Читать далее
11.09.2019 17:40
Томские ученые разработали термометки для определения свежести рыбы

Сибирские ученые разработали первые в России термометки, позволяющие определить свежесть замороженной рыбы. Они меняют цвет, даже если рыба подвергалась небольшому размораживанию.

Читать далее
11.09.2019 17:21
Красноярский «Енисей» сыграет с «Зенитом» на день раньше Матч 1/16 Олимп Кубка России между «Енисеем» и «Зенитом» состоится в Красноярске 24 сентября, а не 25-го, как сообщалось ранее.
Читать далее
11.09.2019 16:55
В Красноярском крае солдат попался с наркотиками и получил тюремный срок

Рядовой вместе с подельником употреблял наркотическое средство в одном из подъездов Ачинска.

Читать далее