Сергей Зяблов: Красноярск должен вывозить не сырье, а продукты

Экономика 19.05.2018 22:17

ИА 1-LINE беседует с председателем комитета по делам села и агропромышленной политике Законодательного собрания Красноярского края Сергеем Зябловым о системе государственной поддержки аграриев, о качестве продуктов на полках магазинов и экспорте зерна.

- Как Вы оцениваете действующую систему государственной поддержки сельского хозяйства? Какие Вы видите недоработки?

Дело здесь не только в моем личном видении. Необходимость изменений, новых подходов осознана и на уровне федерации, и теперь подходы меняются. Раньше система господдержки была чересчур централизованной. Все было расписано и регламентировано на уровне Москвы и связано с софинансированием. Край должен был оказывать конкретные типы господдержки, если хотел получать на них государственное софинансирование. Но ведь у нас в стране 85 субъектов, которые различаются и географическим положением, и климатическими условиями, и размерами.

Отсюда возникала некоторая рассогласованность в работе системы господдержки.

- Но Вы говорите, что теперь наметилось какое-то улучшение ситуации?

Теперь у Минсельхоза Российской Федерации чувствуется понимание, что нужно давать регионам больше свободы в работе с аграриями. И это радует. На этот год разные виды господдержки объединили, и если раньше их было 54, то останется  только семь. Начиная с 2017 года, заработает «единая субсидия», в которую вошли поддержка кредитования и страхования, малых форм хозяйствования, элитного семеноводства, овцеводства, оленеводства и других традиционных для регионов направлений сельского хозяйства. А аграрий порой так загружен проблемами выживания, что ему некогда думать о каких-то критериях и требованиях. Он едва сводит концы с концами, а мы ему говорим, что у него должны быть такие-то показатели, не должно быть никаких задолженностей и т. д. При таких строгих требованиях наиболее нуждающиеся поддержки-то и не получат.

- А что тут не так? Казалось бы, логика понятная: избавиться от неэффективных производителей.

А проблема в том, что у нас есть территории, где есть лишь одно сельхозпредприятие. И пусть оно не соответствует каким-то формальным критериям, но оно является источником жизни для какого-то населенного пункта, дает людям работу, вокруг его предприятия как-то оформляется быт этих людей. Причем зачастую к этому фермеру люди идут за решением проблем не связанных с его производством, поскольку у него есть хоть какой-то ресурс, какие-то механизмы.

И мы этого фермера теперь должны лишить поддержки? Как с этим быть? Поэтому решение каких-то вопросов господдержки стоит оставлять самим территориям, поскольку мы лучше понимаем ситуацию на местах.

- Какие еще вы видите трудности?

Раньше все виды субсидий осуществлялись в рамках одного генерального соглашения с Минсельхозом, а сегодня по каждому виду субсидий с каждым получателем нужно заключать отдельное соглашение. Это сумасшедшая работа. Получается, с одной стороны, мы сократили количество, а с другой усложнили процедуры. Поэтому одни моменты нас радуют, а другие нет.

- А на каком этапе находится реформирование системы господдержки? Когда будут заметны результаты?

2017 год у нас является переходным. С одной стороны, мы сохранили все прежние тренды (а закон о господдержке в Красноярском крае существует уже 10 лет). Но с другой стороны, необходимость назрела, и мы с Министерством сельского хозяйства и с Правительством Красноярского края решили, что закону необходимо придать другую логику. То есть ориентировать его на определенные задачи.

- Каковы же эти задачи?

Прежде всего необходимо позаботиться о качестве продукции. Во вторую очередь, нужно озаботиться глубокой переработкой сырья. Чтобы не получалось так, что мы поддерживаем производителей первичного продукта, например, зерна, а потом это зерно уходит за пределы региона (причем не только за границу, но и в соседние территории), а к нам возвращается уже в виде переработанных продуктов, которые мы употребляем, а деньги платим фирмам из других регионов, оплачиваем чужие рабочие места.

Если уж мы вкладываем бюджетные деньги в поддержку тех или иных производителей, то хотелось бы, пусть через какое-то время, получить возврат этих средств в бюджет через налоговую систему, через прибыльную систему и т. д. Вот для этого и нужно развивать систему переработки, глубокой переработки. А то мы производим зерно, а муки нашей нет. Вы как потребитель зайдите в магазин и посмотрите, чья мука стоит на наших прилавках. Это неправильно. Выходит, что вкладываемые деньги выводятся за пределы края. Край должен иметь свою муку, и у него есть для этого возможности.

И то же самое в других отраслях растениеводства, в животноводстве. Надо их нацеливать на переработку. Надо получать продукт глубокой переработки, с высокой добавленной стоимостью. Это мы должны понимать и с этой точки зрения перестраивать нашу экономику.

Третий момент: нам необходимо понять, в чем мы конкурентоспособны, и сделать на это упор. Зерно, конечно, это тоже неплохо — Россия 30 млн тонн отборного качественного зерна отправляет на экспорт. А каково качество хлеба, который мы употребляем?

Рейтинговые оценки, которые проводит ЦСМ, говорят о низком качестве большинства марок.

А почему? Новым экономичным технологиям научились, а от ГОСТов ушли, в результате в муку стали добавлять низкокачественный сорт зерна — 4 класса. А при этом мы являемся крупным экспортером высококачественного зерна.

Интересы края и населения должны быть поставлены на первое место. В этом направлении надо двигаться. То есть обеспечить, в том числе качественную хлебопекарную продукцию, которая должна быть у нас на прилавке. Вот тогда государственная поддержка будет эффективной.

- А как быть с экспортом?

Все то, что произведено сверх наших собственных потребностей, безусловно, стоит направлять за пределы. У нас вполне хватает на это потенциала. И обширный рынок сбыта под рукой. Я говорю про Азиатско-тихоокеанский регион. Сегодня перед российскими аграриями ставится задача получать 30 центнеров с гектара. При такой производительности у нас будут достаточные излишки зерна. Если же мы не окажемся достаточно расторопными, то соседи, тот же Алтайский край, освоят и зарубежные рынки, и наш собственный рынок. В ситуации конкуренции упускать возможностей нельзя.

- Какие инструменты есть у власти, чтобы вывести сельское хозяйство на этот путь?

Тут важно действовать достаточно гибко. Контролировать, но решение хозяйственных вопросов оставлять за бизнесом. Непосредственно на поле должен хозяйствовать товаропроизводитель, а стратегические моменты должно определять государства, задавать направления. А направления эти таковы: у нас должно быть развитое хранение, современная переработка, высокая рентабельность, добавленная стоимость. А чтобы бизнес на это сориентировать, ему нужно создать условия. То есть поддержку неприоритетных направлений можно сократить, а в приоритетные, стратегические, направления добавить денег.

Вот тогда мы будем иметь и добавленную стоимость, и качественный продукт для обеспечения потребностей населения, а излишки с таким же показателем качества пойдут на внешний рынок.

comments powered by HyperComments
Загрузка...
Оценить статью:

Выбор редакции

19.03.2019 11:28
В Красноярске мужчина упал с моста

В Красноярске мужчина убегал от людей и упал с Октябрьского моста в воду.

Читать далее
19.03.2019 11:21
В Туве произошло землетрясение Землетрясение зафиксировано недалеко от Кызыла.
Читать далее
19.03.2019 11:02
Туруханскую больницу оштрафовали за нарушение санитарных норм Суд удовлетворил иск Роспотребнадзора к Туруханской районной больнице.
Читать далее
19.03.2019 10:47
В Иркутске выступит Монеточка

В Иркутске состоится концерт певицы Монеточки.

Читать далее