Ринат Галеев: «Я горжусь своим коллективом и предприятием»

Экономика 25.01.2019 14:22

Галеев Ринат Гайсеевич, генеральный директор АО НПП «Радиосвязь», депутат Законодательного Собрания края - личность, можно сказать легендарная в Красноярске. ИА «1-Line» встретилась с ним и поговорила о разном...

– Ринат Гайсеевич, в свое время Красноярский радиотехнический завод и Красноярский завод телевизоров входили в состав объединения «Искра». Оба предприятия работали на оборону страны и выпускали товары народного потребления. Судьба завода телевизоров известна – сегодня это «Торговый квартал «На Свободном». Там где выпускали военное радиооборудование, теперь торгуют трусами, колбасой и башмаками. Как Вам удалось сохранить предприятие?
– Тут надо начать, как говорится, с корней. На судьбу завода телевизоров повлияло несколько факторов. Скажу об одном.
В 1964 году, когда он начал строиться как цех нашего предприятия, на нем планировалось разместить все серийное производство. Поясню, радиотехнической завод только назывался заводом. По сути на нашем заводе было мощное конструкторское бюро с опытным производством. На заводе телевизоров располагалось производство с небольшими КБ. Это принципиальное отличие, которое потом и сыграло с заводом злую шутку. Помните, как в сказке о Мальчише-кибальчише: «И снаряды есть, да стрелки побиты. И винтовки есть, да бойцов мало. И помощь близка, да силы нету».
Вот и получилось, что когда кончились оборонные заказы, а значит и деньги, предприятие не смогло найти себя и просто развалилось. Грустно, но это так.
С нами иначе. Радиозавод, а ныне АО НПП «Радиосвязь», изначально был мощным разработчиком. 
Насколько мощное? Пожалуйста. Слово «цифровизация» все услышали приблизительно в 2000 году. Это так. А на нашем предприятии уже в 1967 году выпускалось специальное оборудование, работавшее «на прием» в цифре. На радиозаводе в 1942 году по заказу военной авиации страны выпускались телевизионные приемники.
– Почему об этом никто не знает? Мне кажется, этим гордиться надо.
– Мы и гордимся. Тихо, но гордимся. Все-таки предприятие выпускает не елочные игрушки. На оборону работаем.
Вот недавно сняли секретность с материалов, связанных с авиационной трассой Аляска – Сибирь. Мы и в этой программе поучаствовали. Тогда Америка поставляла нам в числе прочего и самолеты. Они своим ходом долетали с Аляски до Красноярска, а тут их перегружали на поезда и отправляли на фронт.
Так вот, в первые шесть месяцев поставок мы потеряли 58 самолетов. Причин этого было несколько: неопытные пилоты, сложные метеоусловия, огромные расстояния, техника иногда подводила и прочее… Заводу была поставлена военная задача – срочно сделать радиомаяки для всей трассы. Сделали. И неопытные пилоты при сложных метеоусловиях полетели. Они перегнали около 8000 машин, а потеряли только 23.
Еще пример. В начале Великой Отечественной войны на советских боевых самолетах не было радиостанций. Пилоты не могли вести переговоры между собой. Немцы могли, а наши нет. Представьте это в бою. И эту проблему мы решили.
Теперь о наших кадрах. Только одно имя – академик Александр Андреевич Расплетин. Это тот, что придумал комплекс С-300 и многие предшествующие. Он был работником нашего завода и в годы войны в Красноярске со своей группой занимался телевизионной системой наведения для авиации. Каково! В истории завода были сотни не столь громких имен, но каждым из них предприятие гордится и сегодня.
А началось все в 1941 году, когда в Сибирь из Ленинграда был перебазирован НИИ №9. Его ученые и инженеры занимались тем самым телевидением. И телевизоры они делали уже в 1937-38 годах. Вместе с НИИ в Красноярск приехал и военный завод № 327. Вот они-то и стали основой будущего Красноярского радиотехнического завода. К ним присоединились еще восемь предприятий аналогичной направленности.
Короче, в годы войны Красноярск был центром радиопромышленности всего Советского Союза.
А вместе с предприятиями и КБ сюда приехала ленинградская инженерная интеллигенция, высококвалифицированные рабочие, их семьи… В Сибири, на Енисее, предприятие сразу создавалось с ленинградскими традициями и культурой производства. Все это мы сохраняем и сегодня. Бережно сохраняем. Всегда производственная культура радиозавода отличалась от культуры завода телевизоров. Мы и сегодня отличаемся от многих предприятий города.
– Кадры кадрами, традиции традициями, но неужели к вам в 90-е годы не приходили всякие «жучки» с предложениями сделать тут лавку?
– Как без этого? Мы что, на Луне живем? И не единожды приходили.
– Что предлагали? Снести, как снесли комбайновый завод, и построить на его месте жилые дома?
– Зачем дома? В центре города стоит квартал великолепных крепких зданий со своей котельной! Можно сделать «Торговый квартал на… Маркса». С фабрикой фотобумаги «Квант» так и поступили. С заводом искусственных волокон, с шелковым комбинатом…
– Вы кого-то подключали? 
– Все было. Но не это главное. Главное то, что на заводе был многочисленный костяк специалистов, который никогда не позволил бы превратить уникальное предприятие в торговую лавку.
Задержки зарплаты доходили до 14 месяцев. Не поверите, коллектив ходил на бесплатную работу. Особенно ветераны. Честь им и хвала за это.
Конструкторы продолжали разработки. Особенно по тем направлениям, где не требовались большие финансовые вливания, а только «карандаш и бумага». Затем, когда мы чуть встали на ноги, эти разработки дали свой импульс, и мы побежали дальше.
– Ринат Гайсеевич, какая у вас форма собственности?
– Научно-производственное предприятие «Радиосвязь» является акционерным обществом. Но наши акции стопроцентно не подлежат приватизации. Мы – стратегическое предприятие.
– Несколько слов о коллективе…
– А я о чем рассказывал? Ну, а если серьезно, то на предприятии работает 2,5 тысячи человек.
– Вы работаете исключительно на оборону нашей страны?
– Не только…
– Я правильно понял, и других стран?
– Хорошо, и других. Скажем, Белоруссии и Казахстана.
– Но все-таки выпуск массажных щеток и телевизионных антенн «Саяны» уже в прошлом?
– Конечно. Но доля необоронных заказов у нас есть.
– Как загружено предприятие?
– Все зависит от уровня и количества заказов. Есть подразделения, которые работают круглосуточно. Есть те, кто работает по 12 часов. Есть те, кто по 8.
– Хорошо у вас, Ринат Гайсеевич, стабильно. А в депутаты Законодательного Собрания зачем пошли? Вам здесь головной боли не хватает? Или будете лоббировать интересы предприятия?
– Очень правильный вопрос. Спасибо. Отвечаю сразу, буду.
А теперь подробно. Я уже сказал, что завод это две с половиной тысячи человек. Плюс их семьи. Плюс около 3000 ветеранов и их семьи, большая часть которых проживает на территории моего избирательного округа. Получается, что все переплелось: завод, округ, люди, семьи, заботы…
– В городе о заводе ходят легенды: вы строите жилье, есть свой общепит и подсобное хозяйство…
– Именно так. Строим, давая беспроцентные ссуды. И кормим недорого.
Знаете, в свое время завод был неким подобием государства в государстве. Когда-то мы передали городу бассейн, спорткомплекс, 8 детских садов, 5 общежитий, 40 домов, профилакторий, детские дачи, поликлинику…
Но вернусь к антеннам и массажным щеткам, которые мы выпускали в 80-е годы уже прошлого века как товары народного потребления. Конечно, мы заняты не только оборонными заказами. Расчески, конечно, остались в прошлом, но сегодня объединение много и активно сотрудничает с нашей медициной. И тут у нас есть прогрессивные наработки.
Мы заняты разработкой современных систем связи для отдаленных и труднодоступных районов. Тех, куда не дотягиваются линии сотовой связи и интернета. И тут у нас есть приоритетные проекты. Недавно в Бурятии провели испытание оборудования тропосферной связи. Все прошло успешно, и мы сейчас очень надеемся на его внедрение.
Другой пример. Наши конструкторы создали интересную модель квадрокоптера. Правда, часть элементной базы пришлось взять импортную. К сожалению…
– Квадрокоптер… Помните, несколько лет назад была шумиха, что в космических технологиях используются импортные, и не самые лучшие, компоненты? Я хочу спросить вот о чем: если завод способен решить многие задачи, то почему на Вашем столе стоят импортный монитор и компьютер?
– Ну, с космосом мне все понятно. Зачем заказывать бортовую аппаратуру в стране, в Красноярске, когда за ней можно съездить в Париж? И не один раз. 
Дальше. Если мы возьмем радиотехническую составляющую любого проекта, то ее надо разделить на два больших модуля. Первый – элементная база, второй – схемотехнический комплекс. 
Отечественную элементную базу мы успешно угробили (я имею ввиду в России). А потому и сидим на импорте. Посмотрите, сегодня многие стараются не вкладывать средства в себя, а тащат, скажем, радиостанции из-за рубежа. Если так будет продолжаться, то вольно или невольно мы угробим и схемотехнику.
Кадры нашего предприятия позволяют нам разрабатывать и делать оборудование на самом современном уровне. Это относится, прежде всего, к военной технике. Гражданскую продукцию мы пока делать не можем, и не пытаемся. Для ее производства нужны заказы, объемы и мощности. Только при этих условиях мы сможем выйти на рынок.
Еще раз отмечу, что мы способны сделать оборудование много лучше импортного. Но все это в рамках опытного производства. Теперь представьте его стоимость! А завода, ориентированного на объемы, теперь нет. Есть «Торговый квартал «На Свободном»! Круг замкнулся.
Отдельно взятое предприятие неспособно самостоятельно решить такую огромную и затратную задачу. Нужна государственная программа. Скажем, как в Китае. Они повсеместно скупают технологии. У них есть мощное субсидирование таких закупок. Кроме того, они предоставляют крупным фирмам рынок дешевой рабочей силы.
Что у нас? Денег на технологии не дают. Да их и нет! К капиталисту не ходи – санкции.
Вот мы и перебиваемся «с хлеба на квас». Делаем то, что можем. Ключевое слов – можем. Спасаясь от импортной зависимости в элементной базе, мы научились производить у себя ее пассивную составляющую. Речь идет о резисторах, конденсаторах, катушках индуктивности... Но нам надо переходить к производству активной элементной базы. Скажем, научиться выращивать кристаллы.
И опять же, на одном предприятии невозможно освоить весь комплекс. Физически невозможно! Весь мир работает в кооперации, в мировой кооперации. Мне кажется, что и нам надо двигаться в этом направлении.
У СССР была программа – делать все самим или дублировать импорт. Помните «Жигули»? Сегодня и этой политики нет. Именно поэтому уйти от импорта невозможно.
– Ринат Гайсеевич, давайте о молодых кадрах. Как у нас с подготовкой инженеров? Кто идет вслед за вами?
– Прекрасная молодежь. Великолепная молодежь! Смотрите, сегодня у нас на предприятии выступал с лекцией молодой сотрудник. Он только что закончил университет. Я его попросил подготовить лекцию на определенную тему, связанную с производством печатных плат. Он подготовил, выступил. Его слушали опытные конструкторы, инженеры, разработчики. Чем это все закончилось? Аплодисментами. И я был в числе аплодировавших.
Молодежь сегодня информированней нас. Она более развита, более продвинута. Они блестяще пользуются интернетом. То, что мы когда-то выискивали месяцами в библиотеках, они в секунды находят в сети. У них появилось время на другую работу. У них строение мозга другое. Они лучше владеют математикой.
Себя же я вижу в роли сита – вылавливать способных, одаренных и талантливых. Ловить начинаю еще на 1-2 курсах СФУ и Опорного университета. И отлавливаю.
Более того, здесь, в заводоуправлении, мы создали не одну учебную аудиторию, где будущие инженеры и конструкторы решают реальные производственные задачи. Им преподают производственники, конструкторы, сотрудники Института физики РАН.
Мы работаем не только с университетами. В городе есть еще и два профильных техникума. Мы привлекаем ребят к работе над проектами и за это им платим.
– Сотрудничаете только с красноярскими университетами?
– Отнюдь. Например, активно работаем с учеными МГУ имени М.В. Ломоносова. Там резонно рассудили, зачем им бегать по Москве и искать 40 партнеров, когда в Красноярске все то же самое сосредоточено на одном предприятии?
– Работа в Законодательном Собрании это все-таки законотворчество. В чем Вы видите здесь свою роль?
– Жизненность закона проверяют практики, к каковым я себя и отношу. В Законодательном собрании я работаю в комитете по промышленной политике, транспорту и связи. Мне есть что предложить из своего опыта при обсуждении комплекса задач, ждущих своего решения в развитии промышленности Красноярского края.

Виталий ИВАНОВ
Фото: ЗС

comments powered by HyperComments
Загрузка...
Оценить статью:

Выбор редакции

15.06.2019 19:57
В Иркутском районе ликвидировали нарколабораторию с галлюциногенными грибами и коноплей
В Иркутском районе задержан подозреваемый в незаконном культивировании наркотиков.
Читать далее
15.06.2019 19:07
Картонная машина и души в блестящих костюмах: ГИБДД Омска сняли ролик об опасностях на ж/д путях

В социальных сетях разместили ролик, который должен был напомнить водителям о бдительности на ж/д переездах.

Читать далее
15.06.2019 18:50
Томские учителя требуют повысить им зарплату
В Томске воспитатели и учителя организовали массовую акцию протеста с требованием повысить заработную плату.
Читать далее
15.06.2019 16:24
Красноярцы голосуют против кальянов на набережной

Городская администрация интересуется, как относятся жители Красноярска к кальянщикам на набережной Енисея.

Читать далее