Невостребованные мосты

Общество 17.09.2018

Кому нужно гражданское общество?

22 августа в ДК труда и согласия состоялась встреча руководства Общественной палаты России (ОПР), гражданских активистов Красноярья с представителями краевой и городской власти. Круглый стол на тему с говорящим названием «Что не так?» был организован ОПР. Аналогичные дискуссии прошли уже в ряде регионов страны.

Уровень общения был довольно высок – о проблемах развития гражданского общества рассуждали секретарь ОПР, главный редактор журнала «Эксперт» Валерий Фадеев, исполняющий обязанности 1-го замгубернатора Сергей Пономаренко, первый вице-спикер Алексей Клешко, мэр Красноярска Сергей Еремин, а также местные общественники, парламентарии и т.п. Говорили много, по делу и не очень. Про городские болячки, волонтерство, НКО и т.п. И про то – каково же все-таки будущее гражданского общества в России?

ИНИЦИАТИВА СВЕРХУ

В 2005 году на неформальной встрече в «Соснах» тогдашнего губернатора края Александра Хлопонина с руководителями красноярских СМИ зашла речь о гражданском обществе в России. Вопрос был поставлен ребром: возможно ли оно в принципе? Александр Геннадиевич ответил на него хитро: возможно, но только если его создание будет инициировано «сверху». С тех пор немало воды утекло, однако многие процессы, происходившие в «третьем секторе» в последнее десятилетие, пока вполне укладываются в хлопонинскую формулу.

Именно в 2005 году в Кремле дали отмашку на создание в стране атрибутов гражданского общества. В середине нулевых была создана Общественная палата России. В 2007 году появилась Гражданская ассамблея Красноярского края. Аналогичные органы как грибы стали вырастать в муниципалитетах. Закон обязал создавать общественные советы при министерствах и разных госструктурах вроде МВД и Госнаркоконтроля. Общественный совет появился даже при таком специфическом учреждении, как краевой психоневрологический диспансер № 1…

В некоторых из этих структур оказался и ваш покорный слуга. Признаюсь честно, уровень моего социального оптимизма членство в этих советах не повысило. Все же я уже больше четверти века пишу об отечественной политике, а потому с большинством иллюзий давно расстался. Было понятно, что структуризация общественного пространства нужна, прежде всего, власти. В том числе и для решения нескольких сугубо прагматических задач.

Во-первых, институты гражданского общества – важная часть публичного интерфейса так называемых демократических стран. В середине нулевых Россия еще пыталась рядиться в европейские одежды, поэтому и соответствующие элементы евростиля в ней должны были присутствовать. Во-вторых, в эпоху раннего Путина стало заметно, что в стране начинают появляться ростки общественного самосознания, причем вне партийной системы. И тут сыграло свою роль извечное стремление российского государства держать под контролем «всё и вся». Гражданское общество этой участи не избежало. Наверху смекнули, что в некоторых ситуациях лояльные власти активисты могут быть весьма полезны для решения серьезных пиар-задач на разных фронтах.

Власть такая «покровительственная» модель взаимодействия с обществом, очевидно, вполне устраивала. Получала свои дивиденды и часть активистов. Для одних общественные площадки становилась трамплином во власть, кто-то получал свою минуту славы в СМИ, а кто-то смог использовать свое положение для решения каких-то наболевших вопросов простых людей. Какие - никакие, но полномочия у тех членов ОП России или ГА Красноярского края имеются и к их голосу власть иногда прислушивается.

ЧТО НЕ ТАК?

Но если говорить по гамбургскому счету, то тактические выигрыши вряд ли перевешивали стратегические потери, которые были следствием слишком большого влияния власти на институты гражданского общества. Сама система формирования общественных палат вызывает вопросы, поскольку списки активистов проходят согласование в органах исполнительной и законодательной власти.

Вряд ли кто-то рискнет сегодня сказать, что «узаконенное» гражданское общество стало «центром влияния». Его главный недостаток – половинчатость и расплывчатость статуса. При этом, если проанализировать списки федеральной и региональных ОП, то нельзя не заметить, что в них работает немало людей по-настоящему авторитетных, профессионально состоявшихся и не заглядывающих в рот власти. С их мнением считаются, как минимум, в определенных нишах.

Парадокс состоит в том, что это влияние общественников мало сказывается на деятельности власти. Она вспоминает о гражданском обществе в основном постфактум, когда ей приходится искать союзников для оправдания своих крайне сомнительных решений. Так было, например, с пенсионной реформой. Сначала медведевское правительство без обсуждения с общественностью внесло в Госдуму крайне сырой проект непопулярных мер. Затем, когда народное возмущение достигло уже девятого вала, федеральная власть попыталась подкрепить свои действия судорожной пиар-кампанией, в которую неуклюже вплели и ОП РФ.

Сомнительные игры, в которые власть пытается втянуть и гражданское общество, до добра не доведут. Особенно сейчас, когда все больше оснований для тревожных прогнозов о скором наступлении очередной Смуты. В этом контексте роль общественников заключается, конечно же, не в обслуживании власти, а в поиске альтернативных рецептов, которые помогут найти платформу для восстановления согласия между правящим классом и населением, в частности, в вопросах справедливости. Именно этот всё расширяющийся разрыв составляет сегодня главную угрозу для России. Гражданское общество могло бы взять на себя роль своеобразного моста между берегами. Но пока эта миссия не востребована.

Возможно, потому что власти в силу своей природы сложно делиться с обществом своими полномочиями. Но для сохранения стабильности этому придется научиться. Для начала все потенциально опасные для общественного согласия решения предварительно не мешало бы отправлять на независимую экспертизу к экспертам ОП. Не постфактум, а работая на опережение!

Безусловно, власть иногда вынуждена идти на непопулярные шаги, без которых вроде бы никак не обойтись. Общественники могли бы брать на себя роль своеобразных третейских судей. Тщательно взвесив все «за и «против», они вырабатывали бы по спорным вопросам четкую позицию. И если вердикт общественников на предлагаемые решения отрицателен, то начальству лучше действовать согласно известной пословице – «семь раз отмерь, один раз отрежь».

Самое принципиальное – общественники служат не начальству, а населению. Звучит сие очень банально, но пока наверху не прочувствуют всю глубину этой простой истины, прогресса не будет. Поэтому принципиально важна независимость членов ОП. В этом смысле есть определенные надежды на недавно созданную на берегах Енисея Общественную палату края. В неё избрано немало людей, которых трудно заподозрить в лакействе и угодничестве перед чиновниками и депутатами. Хотелось бы, чтобы ОП стала своеобразной партией здравого смысла, которой удастся влиять и на общественное мнение, и на решения красноярской власти.

ПОДСЛАЩёННАЯ ПИЛЮЛЯ

Как мы и предсказывали, в пенсионном сюжете началась пора расторговок. Пока половинчатые меры, которые предлагает партия власти, вряд ли соответствуют ожиданиям большинства населения. Хорошо, конечно, что на 3 года хотят снизить трудовой стаж (до 42 лет для мужчин и 37 для женщин), после которого можно выходить на пенсию, но многих ли граждан России коснется сия поправка?

Трудно спорить с идеями по сохранению региональных льгот для граждан старшего возраста, обеспечению гарантий трудоустройства и улучшению медицинского обслуживания пожилых людей и т.п. Привлекла внимание инициатива секретаря генсовета «Единой России» Андрея Турчака об отмене пенсионных надбавок депутатам Госдумы и сенаторам. Депутат Госдумы Раиса Кармазина предложила распространить это давно назревшее «самообрезание» и на госслужащих.

С этим народ точно спорить не будет – слухи о богатой жизни «слуг народных» раздражают многих. Не исключено, что аналогичные идеи возникнут и в отношении депутатов региональных парламентов. Об этом, в частности, уже заявил глава думского комитета по труду о соцполитике, представитель ЛДПР Ярослав Нилов.

Однако самого главного люди так и не услышали – собирается ли власть сохранять планку пенсионного возраста на нынешнем уровне? Именно этот пункт вызывает тревогу у «предпенсионеров». Но про это номенклатурные работники пока молчат. Не исключено, что снижение пенсионного возраста специально оставлено на десерт – возможно, об этом должен сообщить глава государства.

Помогут ли все эти инициативы погасить протестную волну, набирающую силу в стране? Не факт. Не стоит недооценивать уровень недоверия людей к власти. Для начала популистские решения по поводу отмены преференций для правящего класса должны быть подкреплены законами. В этом контексте все эти идеи «медведей» вряд ли серьезно повлияют на результаты выборов 9 сентября. Пенсионный сюжет становится долгоиграющим, и нас ждет еще немало сюрпризов.

Александр Чернявский, член Общественной палаты Красноярского края

Фото: Александр Чёрных

comments powered by HyperComments
Оценить статью:

Выбор редакции

16.11.2018
Практика в стихах на Красноярской ТЭЦ-1

Студентки третьего курса техникума сварочных технологий и энергетики знакомятся с будущей профессией в химической лаборатории Красноярской ТЭЦ-1 Сибирской генерирующей компании.

Читать далее
16.11.2018
Студентов СФУ приглашают поработать на Универсиаде-2019 22 ноября в Сибирском федеральном университете состоится встреча для желающих получить временную работу в Деревне  Всемирных студенческих игр.
Читать далее
16.11.2018
Красноярский край получит значительную поддержку из федерального бюджета

Сенатор от Красноярского края, член президиума регионального политсовета партии «Единая Россия» Валерий Семенов рассказал о проекте бюджета РФ и его роли в реализации указов президента РФ Владимира Путина.

Читать далее
16.11.2018
В Красноярске совершил экстренную посадку авиаборт «Москва-Владивосток»

Авиалайнер рейса Москва -Владивосток был вынужден приземлиться в аэропорте Красноярска, одному из пассажиров стало плохо.

Читать далее