Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 1070

ИА 1-LINE - новости Красноярска и Красноярского края

Воскресенье,
26
февраля
2017,
01:29
»»»Женщина в песках

Женщина в песках

  • Автор:

Ну, насчет песков я преувеличиваю – пустыня в Израиле по большей части каменистая, ну и глина там, известняки. 

Песка, конечно, хватает, и он настолько хорошо вычищает окружающую действительность, что сидеть можно прямо на тротуаре. Что я и делала, потому что скамейки там каменные и хорошо прогреваются только летом, а не при зимних +25°С. А еще евреи песок используют для очистки канализационных стоков – грязную воду сливают прямо в пустыню, она проходит сквозь песок, достигает водоносного слоя и вновь после дополнительной очистки возвращается к потребителю. Так что не пейте воду из-под крана! В общем, о стране песка и камня я вам сегодня поведаю.

Ай ду маркар-маркар!

Уже в самолете народ преобразился до неузнаваемости: дамы надели на головы платочки, на мужчинах появились кипы и черные шляпы. Пуховики и сапоги были распиханы по пакетам, зазвучали иврит и идиш, изредка перемежаемые родным русским. Кстати, в Израиль можно ехать, вообще не зная местных наречий – там все либо понимают русский, либо говорят на нем: и негры в лавочках, и арабы-таксисты (любители блатных песен), и пейсатые ортодоксы. Вывески на магазинах и общеизвестные сентенции на заборах тоже дублируются на великом и могучем. И что особенно приятно, некоторые надписи сделаны только на русском, например: «Не мыть ноги и обувь в фонтане», «Цветы не рвать», «На унитаз ногами не вставать».

Израиль, как это не странно звучит, страна многонациональная. Здесь живут, собственно, иудеи-аборигены, а также: русские, румыны, поляки, немцы, йеменцы, эфиопы, иранцы, марокканцы – то бишь евреи, приехавшие из этих стран. Большинство из них сохраняют привычный для себя образ жизни, далеко не все соблюдают шаббат (субботнее «ничегонеделание») и религиозные праздники, многие, вообще атеисты, но, тем не менее, как-то между собой они уживаются. Забавно видеть иудеев-негров, на шевелюрах которых каким-то чудом держатся вязаные кипы – маленькие цветные шапочки, показывающие религиозную принадлежность. Кстати, вязаная кипа означает, что перед вами верующий иудей, работающий, учащийся, военный… Атласная черная кипа без рисунка – принадлежность ортодоксов, которые тоже работают – молятся.

Вода и трубы

Вода – главная ценность этой крохотной страны (500 км с севера на юг и от 120 до 13 км с востока на запад). «Вот Иордан – великая река, где был крещен Иисус», – сообщает гид, тыкая пальцем в речку примерно с нашу Базаиху. Пресной водой страну снабжают два источника – озеро Кинерет (библейское Тивериадское) и подземный природный резервуар под пустыней Негев на юге. Есть еще небольшие водопадики на севере и крохотные речушки в горах. И три моря – Средиземное, Красное и Мертвое, в последнем, ничего кроме соли не обнаружено. Зато в сезон дождей – 2 недели в конце февраля вода несется с гор такими мощными потоками, что юг страны выглядит не хуже Большого Каньона в США.

Вода стоит очень дорого, поэтому капающих кранов, фонтанирующих коллекторов и пробитых труб в стране не встретишь. Как и труб с горячей водой, смесителей с двумя вентилями. На крышах всех домов стоят столитровые баки (по одному на каждую квартиру), куда поступает холодная вода. С помощью солнечных батарей эта вода нагревается, и о, чудо, тепленькая пошла! А нет солнца – мойся холодной (среди русскоязычных весьма популярна известная поговорка про кран и воду). Никаких тебе ТЭЦ – уголь закупать дорого, а своих ископаемых в Израиле нет. Дров, естественно, тоже, поэтому бедуины топят свои печки кизяками, отчего пованивают они жестко (в смысле бедуины). А еще местные жители все время пьют воду, как учителя-мутанты в фильме «Факультет», потому как шансы умереть от обезвоживания там очень высоки, прецеденты были. К концу первой недели я тоже не расставалась с бутылочкой.

Здесь будет город-сад

Когда в 1948 году образовалось государство Израиль, естественная растительность присутствовала только вокруг Иерусалима и на севере, на границе с Ливаном, в районе знаменитых Голанских высот. Все остальное было посажено заботливыми руками алии (иммигрантов). Здесь не встретишь человека, рвущего цветы и ломающего ветки. Кстати, Израиль занимает 2-е место в мире по экспорту цветов (местные цветы жутко красивые, но не имеют запаха). А видели бы вы эти цитрусовые плантации, оливковые рощи, банановые пальмы, где связки плодов заботливо обмотаны пакетами, чтоб солнце не высушило, и птички не склевали. За горизонт уходят колхозные (кибуцные) поля с овощами (3 урожая в год), каждая грядка прикрыта тоннельчиком из полиэтилена, к каждому кустику, цветочку или дереву подведена индивидуальная трубка, по которой в определенное время подается необходимое количество воды.

Как тут трясутся над каждой травинкой можно рассказывать часами. Апофеозом этого фанатизма служат бохайские сады в Хайфе. Сотни приверженцев этой чуднОй религии, поклоняющихся красоте и добру, ежегодно приезжают туда волонтерами и создают такую фантастическую картину буйства природы, что слов нет. Да и вообще вся страна покрыта парками и рукотворными лесами (правда, в нашем понимании лесами это можно назвать с большой натяжкой). А еще во многих «лесах» Израиля растут грибы.

Граница на замке

В ЦАХАЛе – Армии обороны Израиля – нет дедовщины. Потому что некогда. День солдата расписан по минутам, а в казармах ночуют далеко не все – предпочитают уходить домой (главное, чтобы утром не опоздать). Едят все вместе – и рядовые, и высшие офицеры, за одними столами и из одного котла. Домой ездят служивые раз в неделю, в основном на субботу – это единственный выходной в стране. Волокут на себе огромные рюкзаки с бельем (вода дорогая, стирайте дома), у каждого на плече автомат (обойма в кармане и еще две в рюкзаке), береты и пилотки засунуты под погон. Солдаты в Израиле буквально везде, едешь по пустыне, вдруг раз – на обочине стоят двое в гражданском, но с автоматами, направляются в увольнение. С этими же автоматами они сидят по вечерам в кафе под звездами, слушая уличных музыкантов.

Форма солдат потрясла меня соответствием последним модным тенденциям – клеши с заниженной талией, у девушек гимнастерки, выгодно подчеркивающие бюст. Девицы с сумочками, обвешаны бижутерией, парни – с волосами самой разной длины. На шее каждый солдат носит датчик, по типу GPS, который всегда включен, так что командир всегда знает, где его подчиненные. В этот же датчик забита вся информация о солдате. В случае тревоги он начинает яростно пикать, и, схватив автомат и вещмешок, парни и девушки бегут к ближайшей трассе и голосуют. И не дай бог кому-то не остановиться.

В Эйлате, курорте на Красном море, собирая на пляже ракушки, можно уткнуться носом в пограничников, охраняющих проход в Иорданию. Загорая на Мертвом море, запросто увидеть, как израильские ВВС гонят самолеты-нарушители границы на иорданскую сторону. Гул стоит такой, что старушки туристки из Германии закрывают головы руками, вспоминая, наверно, бомбежки Дрездена. А на северном курорте Хермон туристов предупреждают, в какую сторону можно кататься на лыжах, в какую нельзя, не дай бог в Ливан закатишься. В Хермоне случается много снега, и веселые иудеи лепят баб и играют в снежки.

Некоторые наблюдения

Отличить русских евреев от местных не составляет никакого труда, даже если никто не матерится. Во-первых, выходцы из России одеваются со вкусом. Никакого восточного смешения всех цветов и стилей, никаких громоздких золотых «цацек» и кроссовок с капроновыми колготками и шортами. Во-вторых, у нас скулы выше, а глаза не так глубоко посажены. В-третьих, мы стройнее – местные жители уже к окончанию школы теряют форму, а при тех порциях, которые съедает среднестатистический израильтянин три раза в день, немудрено догнать и перегнать американцев. Видимо две тысячи лет изгнания и голода приучили евреев вступать в общество чистых тарелок с рождения. Продавец в магазине женского белья, презрительно оглядев мои формы, отнюдь не напоминающие штат Небраска, посочувствовала: «Да, милочка, вряд ли вы что-нибудь для себя здесь найдете – вы несколько плосковаты!»

Обоюдный фанатизм: арабы

Все наслышаны об арабо-израильском конфликте, поднимать архивы не будем, лучше послушайте, как живут адепты обеих религий. Кстати, в Старом городе в Иерусалиме, они мирно уживаются на соседних улочках и не зажимают друг друга в тупичках. Хотя криминальная хроника пишет о другом.

Вот, например, арабы. Среди них много врачей, преподавателей, работников местной Силиконовой долины. Еще больше торгуют на живописных арабских рынках – шуках и в маленьких магазинчиках, где можно и нужно торговаться до последнего шекеля. Одна такая процедура закончилась для меня тем, что хозяин просто подарил мне браслет, первоначально стоивший $50. Но, подавляющее большинство выполняют те же функции, что наши гастарбайтеры – строят дома и отделывают помещения (весьма качественно и недорого), водят маршрутки и такси (один жаловался мне, что народ настолько зомбирован телевизором, что боятся садиться к водителю-арабу, и ему скоро нечем будет кормить многочисленное потомство), убирают улицы и ухаживают за растениями. Труд их дешев и выгоден государству.

По пескам Негева бродят бедуины. Для них выстроены специальные мини-города, но привыкшие кочевать, поселяются они там неохотно, хотя, никаких налогов не платят. Мужчины бедуины не работают – они созерцают и получают приличное пособие на 4-х жен и кучу детей. Вода, газ и электричество – бесплатно (за это евреи ненавидят их еще больше). Наблюдала такую картину: возле банка останавливается джип, оттуда выскакивают 4 закутанные до глаз дамы с супругом. Он пьет кофе за столиком, они идут в банк за деньгами. Вышли, сдали ему наличку, глава семьи купил каждой по мороженому, сели в машину и укатили. Благосостояние семьи исчисляется количеством овец, которых пасут дети в пустыне (и чего они там едят – непонятно) и одногорбыми пугливыми верблюдами-драмадерами. Конь – неслыханная роскошь. Для туристов устраивают ночевки в поселках бедуинов. Впечатления незабываемые – пустыня, звезды, песни у огромного костра из кизяка.

А есть еще православные арабы. Они собираются в церкви в Лоде, где похоронен наш Георгий Победоносец. Православная служба на арабском – это что-то.

Естественно, все арабы считают, что евреи должны убраться с их земли, то бишь, из Израиля.

Обоюдный фанатизм: евреи

Большинство евреев живут обычной жизнью – учатся, работают, тусят в Интернете (в стране почти 100 % компьютерная грамотность), загорают и ездят на пикники. И только у ортодоксов, всегда одетых в черные лапсердаки, хоббитские бриджи, кипы, черные шляпы или папахи по типу казачьих, жизнь сосредоточена на молитвах. Получая массу денег от различных фондов и государства, они являются одними из самых богатых людей в стране, при этом нигде не работая. В их фирмах и магазинах трудятся жены, дочери и подрастающие сыновья, последние тоже обязаны посвятить свою взрослую жизнь только молитвам. Жены их одеваются только в черные до пяток платья и платки – муж не имеет права видеть их тело, кроме лица и кистей рук. При этом меньше 4-х детей в семьях не бывает, для чего дамские ночнушки имеют спереди необходимую прорезь.

Ортодоксы покупают только кошерную (дозволенную к употреблению) пищу в специальных магазинах, не признают светских праздников, в одном из городков я слышала грустную историю о папе, надевшим на школьный утренник костюм Санта Клауса и жестоко избитым правоверными родителями. В кварталах, где они живут, нежелательно появляться в шортах или открытых платьях – могут и камешком запустить. Но в целом это вполне спокойные, вежливые, образованные и мирные люди, мечтающие, чтобы все жили, как они. Составляя парламентское большинство в Кнессете и обладая правом вето, они надеются воплотить свои грезы в жизнь. Они требуют уважения к еврейским традициям, но сами не обладают и десятой долей терпимости своих соседей-атеистов.

Естественно, все ортодоксы считают, что арабы должны убраться с их земли. Русские, впрочем, тоже, а то белье по субботам стирают...

Еще немного наблюдений

Туристов легко отличить от местных. Аборигены даже в зимний мороз (от +15 и выше) не снимают сапог на меху, теплых курток, шапок и свитеров. Туристы щеголяют в босоножках и маечках, при каждом удобном случае норовят занырнуть в ледяное море, шутка ли, температура воды всего 18º С! Помню, ехала автостопом из Иерусалима с двумя американцами. После полутора часов безуспешного размахивания руками на трассе, остановился дядечка на «Ниве»:

– Вы, че, совсем больные, у нас же кругом война, кто вам остановит?!

– А вы чего остановились?

– Так я же вижу, что ты своя, стоишь полуголая зимой.

А однажды, когда я загорала в пустыне в весьма строгом купальнике, в мою сторону плюнул бедуин.

Земля обетованная

Израиль – рай для туристов. Потому что каждый сантиметр этой земли пропитан историей: библейские времена, период владычества римлян, турок и крестоносцев, экскурсии по местам боевой славы Иисуса Христа и героев Ветхого Завета – везде действительно есть что посмотреть и пощупать.

Север страны – это неописуемой красоты город Хайфа, чьи улочки поднимаются по склонам Кармельских гор на огромную высоту. Здесь бохайские сады, музей моря, порт Акко на границе с Ливаном, где когда-то высадились рыцари Христа. Еще дальше белеют снегами Голанские высоты и горнолыжные курорты, а южнее – главные христианские святыни – Ницрат, Бетлахим и Кенерит (соответственно Назарет, Вифлеем и Тивериада) и тот самый Иордан, с которого все и началось.

На побережье вам обязательно покажут Кейсарию, где сохранились остатки крепостей, начиная со времени первого Храма и заканчивая периодом наполеоновских войн. А еще провезут по горам, где в монастырях и кибуцах делают вино и оливковое масло, покажут парк Ротшильда и неприступные крепости в скалах, дадут возможность за скромную сумму поучаствовать в сафари. Берегите сумки и пуговицы от страусов.

Центр страны – это пуп Земли Иерусалим, изучению исторической части которого я посвятила два дня. Цитадель, град Давида и узкие улочки Старого города, где тупички сменяются лесенками, а крыша одного дома – терраса для следующего, где в крохотных двориках скрываются фонтаны и садики, где над Стеной Плача, проконопаченной записками с обращениями к Богу, возвышаются мечети Аль-Акса и Купол Скалы. Синагоги сменяются православными церквями, они в свою очередь, костелами. Туристы лазают по катакомбам, скользят на лодках по подземным озерам, трогают Гроб Господень и заглядывают в Соломоновы конюшни, где когда-то был основан орден Тамплиеров, фотографируются возле Золотой Меноры и обязательно посещают Яд ва-Шем – мемориал жертв Холокоста.

Яд ва-Шем (Рука и имя) – самое сильное мое впечатление от посещения Израиля. Представьте себе темный зал, где горят 350 тысяч крохотных свечек – по еврейским детям, погибшим от рук нацистов, представьте себе огромную карту Европы с названиями концлагерей и голос, без перерыва произносящий имена 6 миллионов жертв Холокоста. Я была на аллее праведников, людей, спасавших евреев по всему миру, я положила камушек на могилу Шиндлера… В такие минуты невольно задумываешься над тем, что возродить древний язык и заново построить государство после 2 тысяч лет изгнания евреям помогло только соблюдение традиций, умение держаться вместе и непоколебимая вера в то, что лишь на своей земле они смогут вновь стать одним народом.

Восточная часть Израиля – это, в первую очередь, Мертвое море и пустыня, прилегающая к нему. Как заметил космонавт Гречко: «Это самый обычный лунный пейзаж – кратеры, горы, русла пересохших рек». Где-то здесь прячется неприступная крепость Массада, музей под открытым небом «Израиль в миниатюре», где на 500 метрах макета представлена вся страна – фигурки людей молятся, поезда – бегают, только что самолеты не взлетают. Недалеко и музей Обороны Израиля, там вы узнаете все, что только можно знать и об армии, и о разведке, и о войнах – выигранных и проигранных государством за 60 с лишним лет своего существования.

Автобус делает 123 поворота по серпантину, спускаясь к самому низкому месту на планете – 500 метров ниже уровня моря, и вот вы на Яме Мелех (Море жизни). Содержание соли в воде – 38%, что делает ее похожей на глицерин, маслянистые капли стекают с тела (не забудьте встать под пляжный душ после каждого купания), прозрачная бирюзовая вода позволяет видеть россыпи соли на дне, а все камни на берегу и оказавшиеся в воде стулья как будто покрыты снегом. Утонуть здесь невозможно – тебя выталкивает на поверхность как мячик. Главное, не дать воде попасть на лицо, в глаза или внутрь организма, последствия будут самые печальные.

Юг – это пустыня Негев, сплошь покрытая бедуинскими поселками и самый красивый город Израиля – Эйлат – курорт на Красном море. Коралловые рифы, океанариум, красивейшие рыбки тыкаются вам в ноги, что еще надо для счастья сибирякам, уставшим от снега и метелей?

Окно в Европу – это, безусловно, Тель-Авив (Холм Весны). Динамичный, шумный, космополитичный – крупнейший город Израиля (3 млн человек) и деловой центр страны был основан в 1909 году, в качестве еврейского квартала – пригорода древней Яффы, выходцами из России. Сегодня это бесконечный мегаполис, где один пригород перетекает в другой, а общая набережная тянется вдоль берега моря, по которому деловито снуют яхты, серферы и просто любители зимних заплывов. Везде отели, посольства, кафешки, музеи и лавочки, полуразрушенные хибарки сменяются небоскребами, многочисленные парки – базарами, в подворотне может скрываться театр, а под огромной площадью – археологические раскопки, и все это открыто для посещения. Журналистское удостоверение открывало мне двери практически везде, узнав, что я приехала из далекой Сибири, русские служащие пропускали меня куда угодно.

Будете в Тель-Авиве, обязательно загляните в Яффу, город с 4-тысячелетней историей и один из древнейших портов на планете. Ее улочки чем-то напоминают иерусалимские, облицованы тем же красивым камнем – розовым, кремовым, цвета слоновой кости, здесь те же балкончики и уютные лавочки-мастерские, и такие же дорогущие цены на жилплощадь – самые высокие в стране. Каждое воскресенье в 5 утра здесь шумит рыбный рынок – зрелище незабываемое, как, впрочем, любой восточный рынок вообще. Здесь я впервые в Израиле встретила китайцев. Оказалось, что и там их живет немало – многие фабрики и заводы уже давно принадлежат им.

В общем, набравшись впечатлений, я погрузила в самолет себя и набитый сувенирами рюкзак. Вот мы летим над песчаными дюнами, где шутники-бедуины выкладывают из камней фразы на иврите (ничего хорошего для евреев там, ясное дело, не написано), вот под нами Турция и Черное море, вот небо затягивается темной пеленой облаков, из которой сыпется что-то белое. Я дома. Больше никто не скажет мне: «Мы купаемся в Яме (море), пьем Гад (вино) и подаем друг другу Яд (руку)». Шолом всем, и приезжайте в Израиль!

Памятка для туристов

– Израиль – безвизовая для россиян страна.

– каждый понедельник во всех городах проходит шук – продуктовый рынок, где можно купить все за копейки;

– пятница – выходной у мусульман, суббота – у всей страны, продуктовые магазины и кафе открываются в 18:00 в субботу, в Тель-Авиве все работает круглосуточно;

– общественный транспорт работает с 5 утра до полуночи, кроме субботы;

– ставить палатки можно только в специально разрешенных местах;

– ни при каких условиях нельзя спорить с полицейскими и военными;

– если вы слышите команду лечь на пол и закрыть голову руками – выполнять беспрекословно;

– торговаться нельзя только в супермаркетах;

– лучшее место для покупки сувениров – арабский и еврейский рынки, там все самое дешевое;

– бродячих собак в стране нет;

– русский язык понимают все;

– Сорока – не птица, а самая главная больница Израиля.

Виктория РЕФАС

 

comments powered by HyperComments

Популярное

Статьи