Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 1070

ИА 1-LINE - новости Красноярска и Красноярского края

Воскресенье,
22
января
2017,
00:30
»»»Добро пожаловать на остров!

Добро пожаловать на остров!

  • Автор:

В силу сложившихся исторических, политических и природных условий, этот город находится в изоляции от остального мира. Попасть на его территорию можно только по воздуху или водой в период речной навигации. Автомобильных дорог, как впрочем и железнодорожного сообщения с остальной частью России, не существует.

Эта цитата из статьи Егора Тулновского «Лучший город для любви», вышедшей в ноябре 2010 года в журнале «Наводки туристу», очень емко характеризует территориальное положение Норильска, но испытать «островные» ощущения в полной мере я смогла, лишь оказавшись там лично.

Своим существованием город обязан Норильской мульде, богатой полезными ископаемыми настолько, что почти сто лет назад в этих, крайне неблагоприятных для проживания местах, было решено начать их разработку. Шахты, заводы, лагеря, а потом и город на вечной мерзлоте стали символами мужества десятков тысяч людей, волей или неволей связавших свою судьбу с Норильском.

«Историк-любитель Вячеслав Блохин несколько лет назад создал уникальную карту города и его окрестностей. Он восстановил внешний вид Норильского промрайона 40-х, нанеся на карту точные местоположения лагерных отделений, жилых бараков, рабочих поселков и многого другого. На ее создание Вячеслав потратил 20 лет своей жизни, изучая архивы, исследуя местность. Подобная карта может стать своеобразным путеводителем по истории Норильска. Большинство бывших зон доступны только летом, зимой их просто заносит снегом. Но есть объекты, которые можно посмотреть по дороге в аэропорт», - пишет Егор Тулновский.

Например, паровоз на старой узкоколейке, оставшейся с 30-х годов (местные краеведы Стрючковы говорят, правда, что такие тут не ходили), или снегозащитные щиты Потапова.

«Заборы» разных видов и высоты стоят по обеим сторонам дороги от аэропорта Алыкель до Норильска. Их сконструировал в зиму 44-45 гг заключенный Норильлага Михаил Потапов, инженер путей сообщения, осужденный по 58-й статье (за диверсию).

«Снегозащитные заборы – не просто бессмысленно натыканные в снег деревяшки. До возведения такого щита нужно было исследовать метель – аэродинамические и физические свойства снега, направление и переменчивость ветра, количество переносимого им снега, вычислить угол, под которым нужно встречать снежный поток. (У всех этих вычислений и их формул есть специальные научные названия – «коэффициент сдувания твердых осадков», «предельная дальность снегоприноса» и т. п.) И только после расчетов создают определенный тип снегозащитного сооружения. Да-да, снегозащитные заборы еще и отличаются друг от друга. К примеру, есть снегозадерживающие заборы – за зиму они задерживают тысячи кубометров снега. Весной этот снег превращается в потоки воды, поэтому вблизи дорог строят снегопередувающие заборы  они изменяют скорость пурги возле себя, и снег перелетает через дорогу, не засыпая ее и создавая более равномерный покров. Словом, Михаил Потапов придумал изобретение по простоте и гениальности, может быть, не уступающее колесу», - так писала об этом изобретении «Заполярная правда».

«До 91 года необходимо было иметь норильскую прописку, либо приглашение на работу в качестве специалиста, чтобы попасть в Норильск. После развала СССР город открыли вообще для всех, но в 2000-м году въезд снова ограничили, так что нынче лишь граждане России и Белоруссии могут залетать и заплывать сюда без проблем, остальным нужны приглашения», - пишет Егор Тулновский.

Но мы-то – свои!

В Норильске царит культ белого медведя, хотя ближайшие представители этого вида проживают очень далеко от города. Белый мишка и на гербе, и на сувенирке, и на улицах.

Норильск – небольшой, за два дня мы обошли его полностью. Очень красивый центр (о нем будет ниже) и традиционные окраины, обрамленные гаражными массивами, шиномонтажками, базами, складами и тундрой. Просматриваются заводы и соседние поселки. Идешь-идешь, раз – конец локации.

Город стоит на вечной мерзлоте, на сваях, строили его в 40-е, используя принципы криоархитектуры, то бишь, выверялось вообще все: угол расположения домов и высота каждого в отдельности, размеры цоколя, тут должно проветриваться, а там не намораживаться – метели и пурги здесь страшные. Старая застройка – самая интересная в Норильске. Правда, нынче многие из домов в центре стоят заколоченными, завешанными сетками. Безнадежные здания разбирают до сваев, накрывают сваи бетонными плитами и оставляют умирать. Если добавить к этому гипериндустриальный пейзаж, открывающийся с околицы, то получается что-то среднее между Сталкером и Фоллаутом. Красота!

Ленинский проспект, главная улица города, является одним большим историческим архитектурным объектом. Он был построен в 40-х годах по проектам ссыльных питерских архитекторов.

«С его возведением связанно немало курьезов. Во время рытья фундаментов зеки наткнулись на целое кладбище мамонтов. В музей было сдано более 300 фрагментов костей этих исполинов. Немало подобных сувениров осело у офицеров НКВД. Однажды во время рытья котлована зеки нашли замороженную тушу мамонтенка. В вечной мерзлоте экспонат сохранился почти идеально. Пока лагерное начальство решало что, делать с необычной находкой, прошел почти весь день. Когда же к вечеру пришла директива из Москвы: «Находку извлечь и отправить в столицу для дальнейшего изучения», выкапывать было уже нечего. Голодные невольники выкопали, зажарили и съели мамонта.

Еще одна легенда связана с домами на Ленинском проспекте гласит, что во время застройки в самых больших квартирах зеки вмуровывали в стену бутылки с вонючей смесью. Расчет был простой: трехкомнатные квартиры в новостройках предназначались для верхушки управления Норильлага. Бутылки замуровывали примерно в тех местах, где должны висеть картины. Счастливый новосел собирается повесить на стену портрет вождя и разбивает бутылку гвоздем. В результате 
 несколько месяцев чудовищной вони. Маленькая месть тюремщикам. Эти приветы из прошлого до сих пор находят в стенах во время капитальных ремонтов», - рассказывает Егор Тулновский.

Городской музей расположен в здании бывшего кинотеатра. Очень интересны экспозиции, посвященные истории Таймыра, исследованию и освоению Арктики, и, конечно, Норильлагу.

«Часть объектов, которые могут представлять интерес для гостей города, доступна вне зависимости от времени года, - продолжает Егор Тулновский. - В основном это памятники и уникальные архитектурные сооружения. К примеру, «Первый дом Норильска» постройки 1921 года, именуемый также «Домик Урванцева», расположен сразу за городским музеем – там был нулевой пикет, и собственно с этой точки начался Норильск. Домик сам является мини-музеем, внутри реконструкция жизни и быта геологов 20-30-х годов. По другим источникам нулевой пикет был не совсем там, да и домик частично перестроили, но ценность данного объекта, я думаю, не уменьшилась. 

Пожалуй, самый необычный памятник в Норильске установлен на Гвардейской площади, напротив Управления комбината. Это обломок скалы, на котором красуется памятная табличка: «Здесь будет сооружен обелиск, всегда напоминающий о подвиге норильчан, покоривших тундру, создавших наш город и комбинат». Установлена глыба на Гвардейской была в 1966 году. Норильчане именуют эту глыбу «Памятник Намеренью», по аналогии с крылатой фразой «Русского человека нужно благодарить уже за намерение».

Памятник Норильчанке – еще одна особая достопримечательность города. Это одновременно и самый старейший, и самый молодой памятник в НПР. По сути его можно считать легендой Норильска. Бронзовую статую девушки на озере Долгом, установили только в 2010-м. Однако история этой скульптуры началась задолго до того, как Норильск получил статус города. В 38-м первую статую девушки на этом месте установил политзаключенный скульптор Моисей Зайцев. В 80-е памятник загадочным образом исчез. Фотографий первой статуи почти не сохранилось, поэтому существует целый ряд разночтений в ее названии: девушка-геолог, девушка-снайпер, учительница, комсомолка. Сам скульптор в письмах называл ее снайпером. По легенде, опальный автор был безответно влюблен в охранницу, которая и послужила натурой для скульптуры.

Несмотря на отдаленность от культурных центров и изолированность Норильска, местный театр считается одним из сильнейших в России. Этим он обязан своему лагерному прошлому  первая театральная труппа была собрана из политзаключенных актеров, многие из которых обладали поистине незаурядным талантом. К примеру, достаточно долго играл в Норильском драматическом Георгий Жженов. То же можно сказать и о режиссерской школе. Именно в Норильске писал свои знаменитые пьесы Григорий Горин, его перу принадлежит пьеса «Тот самый Мюнхгаузен», которого так талантливо сыграл Олег Янковский. Большинство его произведений считаются классикой и ставятся в лучших театрах страны («Дом, который построил Свифт» и «Убить Герострата»). Уже реабилитированный Горин, продолжал любить Норильск и даже завещал перед смертью, чтобы премьера его последней пьесы «Шут Балакерев» прошла именно в Норильске и лишь затем в Петербурге и Москве».

Во время нашего высочайшего визита театр подвергался стремительному ремонту со стороны строителей из солнечного Таджикистана, открытие же сезона обещали лишь 25 сентября. Пришлось смириться с поражением. Так что единственным культурным развлечением, которому мы подверглись в Норильске, стал поиск открыток с видами города (2 дня) и попытка проникнуть в различные отделения Почты России, дабы их отослать (3 дня). В итоге было обнаружено и отправлено в разные концы страны всего 4 открытки.

И в завершение нашей небольшой экскурсии – еще один памятник, до которого, мы к сожалению, в связи с погодными катаклизмами не сумели добраться. А в плане знакомства с Норильском и понимания его короткой и очень непростой истории, он крайне важен.

«Норильской «Голгофой» называют мемориальный комплекс под открытым небом, расположенный у подножия горы Шмидта. Когда-то на его месте располагалось, кладбище заключенных. В 60-х последнее сравняли с землей, построив поверх базу центральной автотранспортной колонны. Кладбище обнаружили в 90-е, когда расширяли базу. Разразился жуткий скандал, стройку заморозили, а на холме в память об усопших поставили небольшую часовню. Несколько лет спустя возле нее поляки поставили памятник погибшим в Норильске землякам, затем то же самое сделали евреи, потом японцы, потом литовцы... Создание комплекса шло вплоть до 2005 года. Независимые памятники и обелиски объединили в одну группу, перед входом воздвигли ворота с колоколами. Каждый, кто входит на Голгофу, должен ударить в колокол в память о погибших», - пишет Егор Тулновский.

Мне понравился Норильск. Не думаю, что осталась бы тут жить, но будет возможность еще раз приехать, обязательно приеду, много еще осталось недосмотренным.

Виктория Рефас

Фото: Андрей Тонких, Сергей Болашенко

comments powered by HyperComments

Популярное

Статьи