ИА 1-LINE - новости Красноярска и Красноярского края

Пятница,
24
ноября
2017,
07:24
»»»«Город — он как живое существо. И как человек, сразу не раскрывается»

«Город — он как живое существо. И как человек, сразу не раскрывается»

В редакции 1-LINE побывала замечательный экскурсовод с многолетним стажем Вера Панкратовна Юрлова

Она работает гидом в крупном туроператоре «Саянское кольцо» и водит экскурсии для самых разных туристов из всех уголков земного шара, и взрослые и дети с удовольствием узнают историю Красноярска и края из её уст. Мы побеседовали с Верой Панкратовной и разузнали об интересных подробностях её профессии.

- Как вы начали проводить экскурсии и откуда появилась такая идея?

Это моя любимая тема. Я ехала в троллейбусе и рядом со мной сидели двое молодых людей. Один риз них рассказывал другому, мимо чего мы сейчас проезжаем. И я подумала, а ведь спроси меня — и я не знаю. Мне стало очень стыдно и когда я по радио услышала объявление о том, что набирают курс экскурсоводов, я поняла, что именно там я узнаю то, что мне необходимо. Это было в семидесятых годах. Мы обучались восемь месяцев и отсев был громадный. У нас был очень грамотный преподаватель, Валерий Плехов, и он говорил, что из 100 человек хорошо если 25 пройдут курс до конца. А если кого-то из вас примут в штат, считайте, что вам дико повезло.

Поскольку я была девушка упёртая, то я до конца доучилась, и у меня была цель — защищать природу. Ведь некоторые не понимают, то нужно её сохранять. Я водила экскурсии на Столбы и в конце концов добилась такого результата, что стала ответственной за эту экскурсию, стала готовить других экскурсоводов.

Для того, чтобы экскурсовод состоялся, он действительно должен расставаться с самым дорогим, от чего-то отказываться, потому что обычная экскурсия не пойдёт. Тут, как китайцы говорят: «Чтобы сказать слово — свари его в себе».

Сейчас я работаю в «Саянском кольце», там иногда просят готовить экскурсоводов. Вначале они приходят, такие всё «знают» лучше тебя, потом под конец они за голову хватаются, несмотря на то, что у них есть способности, есть возможность ведения, они уже начинают сомневаться, поведут ли они вообще. То есть, это действительно такая штучная профессия, сложная.

- Как проходила подготовка экскурсоводов в советское время и сейчас? Есть ли отличия?

В основном у нас «старые» экскурсоводы, те, кого готовили в советское время, когда раньше были учебные экскурсии, чего сейчас не делается. Может, в институте туризма делается.

Раньше тебя прослушивали несколько раз в год, и ты должна тоже кого-то прослушивать. И всё это, понимаете, шлифуется-шлифуется, контроль был высочайший. И прежде чем выйти на экскурсию, ты должна была получить руководителя, должна написать текст, рассказать его в аудитории, и только если руководитель примет такой текст и проверит его, затем ты сдаёшь текст на маршруте. И только после всех этих процедур тебя допускают вести экскурсию по своему тексту. А сейчас — берут и говорят, что попало.

А в своё время у нас были одни из лучших экскурсоводов в стране. Ведь даже окружение природное всё равно заставляет человека как-то ориентироваться на это совершенство. И, соответственно, они потом приезжают к нам — другие люди, подготовленные, побывавшие везде, и очень приятно слышать, когда они говорят: «Мы полюбили ваш город». А мы зачастую этого не замечаем, потому что мы «варимся» в этом соку, в этом соусе.

Но, поскольку я работаю с туристами, я отслеживаю такое, и вы знаете, у нас удивительные люди, удивительные, и я этим иногда бравирую. Вот однажды я вела экскурсию для двух девочек-москвичек в мужской Успенский монастырь, и когда мы приехали, обнаружили, что там всё позастроили, и мы не знаем, как через эти загородки пробраться. И вижу, разговаривает по телефону мужчина яркой восточной внешности. И мне кажется, что он не так давно живёт здесь, но уже стал нашим. И мы спросили его, как нам лучше пройти. Так он был готов не только рассказать нам, как дойти, но и даже провести нас по территории и всё показать. Вот такое отношение, он был рад помочь людям. Это качество — желание помочь людям — отличает красноярцев от тех, кто приезжает сюда из других регионов, они очень отзывчивы во всех ситуациях.

- Куда вы сейчас водите экскурсии? Расскажите о каких-нибудь интересных случаях из вашей практики?

Если у человека случаются какие-то проблемы, я всегда говорю ему — «иди на Столбы».

Я дам сто очков вперёд многим людям — и по движениям, и по здоровью. Но меня сейчас не ставят на Столбы, хотя это была моя коронная экскурсия. Я вожу, куда меня пригласят — к Астафьеву в гости, на Царь-рыбу, по городу, на ГЭС...

В советское время у нас часто создавались новые экскурсии, потому что на них часто были одни и те же люди, и надо было как-то привлекать их новым материалом. Я в то время руководила природоведческой секцией, и мне подсунули «Красноярск спортивный», как раз Спартакиада пятая должна была проводиться.

Ой, что было при подготовке! Все экскурсоводы должны были водить, а я уже набрала материал, по карточкам расписала, и одна девчонка, эффектная внешне, говорит: «Вера, меня выгонят, если я не расскажу свой кусочек. А у меня ничего нет, дай свои карточки, я тебе отдам». А ведь это интеллектуальная собственность. Забрала она у меня эти карточки и не пришла. У нас экскурсоводы рассказывали по кусочкам — от этого до этого дома, и некоторые так разойдутся, что и кусок твоей экскурсии захватят, и ты на ходу переставляешь, как и что рассказать.

И вот мы подъезжаем к ГорДК, я получила микрофон. И я не знаю, за что зацепиться, и вдруг вижу: идёт человек с двумя парами лыж. Я говорю: «Вот идёт лыжник». И все смотрят. «А сейчас посмотрим, куда же он идёт». А на горке стоит женщина одна, и все хором: «Так вот куда он идёт!» — я думала, что меня после этого уволят. Пришла домой и вокруг дома пробежала несколько раз, так меня всю трясло: грубо говоря, меня подставили. Но заведующая знала, как я вожу, знала моё отношение, ведь после того, как я проводила спортивные экскурсии, даже моя сестра, которая ни во что не верила, стала ходить в бассейн.

То есть, у нас такие места — мы сами не догадываемся. Вы знаете, спорт красноярский очень интересно развивался. Я дам вам отрывок из экскурсии:

«Заниматься физкультурой вообще было позорным делом: ни в гимназиях, ни в школах физкультура не преподавалась. И вот одна из гимназисток вспоминает: «Классная дама откуда-то узнала, что мы ходим в кружок при Вольно-Пожарном обществе, где занимаемся гимнастическими упражнениями. Доложила директрисе, та вызвала нас, долго выспрашивала, потом заявила, что порядочным девицам не место в этом вертепе. Возражать было бесполезно и опасно, нас просто могли исключить из гимназии».

И первый стадион, который создавали в городе — это уникальное место. Я постепенно нахожу материалы — и я просто потрясена. Едешь по мосту через Качу в сторону Троицкого кладбища, по Сурикова мимо синагоги — и вот справа площадка, там сейчас деревья растут — вот там и располагался первый стадион для рабочих, учащихся, молодёжи и Вольно-Пожарного общества.

- А как вы находите интересную информацию для своих экскурсий?

Только не из интернета. Даже не потому, что там не те данные, а потому что мы должны дать тот материал, которого человек коснуться не может, который сам не может найти. И когда я готовила экскурсоводов, я их сразу предупреждала: берём 3-5 источников.

Конечно, это книги. Когда я готовила спортивные экскурсии, у меня была вот такая стопка книг из краевой библиотеки. А нам же обязательно нужен специалист, который бы направлял нас по верному пути, и я поймала Виктора Алексеева (прим. ред. Виктор Петрович Алексеев — советский и российский спортсмен, заслуженный мастер спорта СССР по вольной борьбе) на Красноярском море, и эти материалы о вольной борьбе ему отдала. Он потом мне говорил, надо же, так многого я и не знал, материалы, конечно же, пойдут.

- То есть, вы все собранные материалы отдавали на дополнительную проверку?

Конечно, узким специалистам. В своё время перед нами выступали лучшие специалисты. Когда перед пятой Спартакиадой открывали дворец спорта «Енисей», мы работали с работниками Крайсовпрофа, и вот приезжает три автобуса, из одного выходят перед нами три представителя, забирают группы. Я самого безобразного взяла — шапка вот так, всё расстёгнуто, я думаю: «вот хулиган какой, к нему и пойду». А оказалось, это Виталий Орехов, сам автор (прим. ред. Виталий Владимирович Орехов — советский и российский архитектор, заслуженный архитектор РСФСР, член-корреспондент АХ РСФСР, РАСН). И он перед нами тоже выступал в экскурс-бюро.

Вот этот материал живой мы брали. С тем же Ярыгиным я встречалась (прим. ред. — советский и российский спортсмен, борец вольного стиля; двукратный олимпийский чемпион, заслуженный мастер спорта СССР). У меня пятый класс пришёл на спортивную экскурсию на Центральный стадион, и я вижу, Ярыгин проскочил, я к нему. Говорю, вы можете что-то ответить на вопросы ребятишек, всё-таки надо к спорту их приучать. Он говорит, ладно, а сам покраснел, рубашку заправляет, смутился. В общем, я задавала вопросы и я же рассказывала — очень скромный был человек, очень скромный.

Вот откуда мы и берём информацию. Конечно, обязательно газеты, чтобы знать. Получаешь информацию и тут же её сверяешь с другими источниками, потому что люди скажут: «А я вот читал, а я вот смотрел».

- Можно ли при прогулке по городу узнать всю его историю?

Нет, всю невозможно, это нужно слишком глубоко копать. У любого человека собственные рамки восприятия информации. Поэтому думаешь, присматриваешься, спрашиваешь — что вам более интересно, чтобы лучше подать материал. Когда мы водили экскурсии по городу, с нами иногда работали видеооператоры — и они потом говорили: «Мы и сами-то, оказывается, города не знаем».

Город — он как живое существо. И как человек, сразу не раскрывается. Конечно, хотелось бы, чтобы каждый житель города знал его историю. Очень грустно, что сейчас школьникам не разрешают выезжать на некоторые экскурсии по новым требованиям безопасности. Получается Иван, родства не помнящий. Они тут же покинут город, зачем он им, когда они его не знают.

- А есть ли такие места в Красноярске, куда бы вы никогда не повели экскурсию, о чём бы не стали рассказывать?

Это всегда зависит от того, кто приехал на экскурсию. Лично я избегаю кладбищ, потому что там энергетика отрицательная, но есть люди, которые туда приводят. Трудно сказать, зависит от времени проведения экскурсии и от самого экскурсовода.

Вот однажды у нас готовился на повышение квалификации экскурсовода парень, прошедший Чечню. Ему нужно было так же по кускам рассказывать текст и он решил взять Мемориал. Я ему посоветовала не брать, потому что он его не потянет, не получится. Он возмутился: «Как это не потяну, я воевал, я знаю!». А я сама к Мемориалу несколько лет не могла выйти, я родилась после войны и какой-то страх перед ней испытывала, не могла о войне говорить. Он вышел, рот открыл и заплакал. Не смог сказать ни слова. Потому что экскурсовод делится частью своей души со слушателями.

Если мы проводим экскурсию для иностранцев, то мимо кладбища, там, где фабрика пианино, мы не провозим. А иногда провозим специально. Была у нас группа из Норвегии, у их экскурсии была тема «Назад в Советский Союз», мы показывали места, где всё это сохранилось. Всё зависит от интереса.

- А как отличаются летние и зимние экскурсии?

Летом легче, в том плане, что зелень украшает город. Однажды к нам приехали из Братска школьники с руководителем. Это бГород — он как живое существо. И как человек, сразу не раскрывается. ыла ранняя весна, мы поднялись на часовню, оттуда такой вид. И вот они стоят и рассуждают, какой неприглядный вид и какой серый город. И я говорю: да, я с вами вполне согласна, вот так застраивали в советские времена все города. Поскольку время меняется, меняется и лицо города, и мы сейчас с вами в этом убедимся. И мы поехали в Советский район, где много зелени и клумб. И они со мной согласились.

Кстати, немецкие туристы подтверждают, что наша площадь привокзальная — самая красивая из всех городов. В той же Москве таких площадей нет, там всё заставлено. И нигде нет такой площади с фонтанами, чтобы она была оформлена так красиво.

Иностранные туристы даже просили не возить их в Новосибирск и Екатеринбург, а везти именно в Красноярск. Однажды поехали мы на Царь-рыбу, у нас была четырёхчасовая экскурсия для туристов из Швейцарии. Девочки, заканчивавшие курсы, создали экскурсию «Путешествие в Сибирскую Швейцарию». А я думала — вот шапкозакидательство, нам так далеко до этой Швейцарии и даже сроду там не были, а туда же, хвалимся. И мне переводчица говорит: «А знаете, о чём они говорят? Как у нас, только у нас такой большой реки нет». И моя душа успокоилась. Теперь все требуют экскурсию на Царь-рыбу, там, где действительно с Богом общаешься, человек раскрывается и понимает, что природу надо сохранять.

- Что вам больше всего нравится в своей работе?

Результат. Наблюдать как люди меняются после экскурсии. Возможность сделать их своими соратниками, защитниками этого чудесного мира. Меня в бюро постоянно ругали за это. Я создала экскурсию «Они живут рядом с нами», я не признаю понятия «братья наши меньшие», ещё неизвестно, кто старше.

Я даже угрожала директору ипподрома. Прихожу, а он отчитывает своих работников. И я говорю — а вас убьют. Он удивился: «Как убьют?», а я отвечаю: «Зарежут, это проще всего». Он говорит: «Как зарежут?», а я отвечаю: «Вот тот, кто не побывал на ипподроме, он уже способен зарезать, поэтому вы готовите будущих убийц». Нужно было в шоковое состояние его привести. Ну, он так немножко встряхнулся и разрешил. Мы же постоянно ребятишек привозили, и лошади потрясное впечатление производили на них. Бывает, туда приезжают дети — совершенные черти, а после ипподрома — настоящие ангелы стоят, гармонизация происходит.

- Какие экскурсии бывают по длительности? Какие вообще бывают экскурсии?

Разные, даже по 6-8 часов иногда: это город, Овсянка, ГЭС. Для детей из детского сада и 1-2 класса это двухчасовые экскурсии об основании острога, на часовенку на Караульной горе, оттуда такая панорама открывается. Остальные экскурсии по три часа. Приезжие почему-то всегда хотят всё и сразу, в один день. А ведь получать новую информацию надо порциями, потому что внимание не постоянное у человека.

Наши фонтаны — это такая фишка, вот приезжала к нам одна пожилая дама-юрист из Новосибирска, ей уже под 80 было. И вот спускаемся мы по канатке, а она чуть не плачет. Я думаю, где же я могла её обидеть или расстроить? Спрашиваю, что случилось? А она говорит: «Теперь я поняла, что наш мэр нас не любит». И вот иногда даже боюсь все красоты показать, чтобы человека до такого состояния не довести, он же должен радоваться, получать удовольствие от сильных впечатлений.

К сожалению, природоведческие экскурсии у нас сейчас не в моде, чаще спрашивают историю Красноярска и Царь-рыбу, всех привлекают квесты. А ведь это очень неглубокое знакомство с материалом. Я не провожу квесты, даю задания по-другому, это не мой стиль. Я по-другому преподношу информацию, потому что те кто сам роет неглубоко, он также поверхностно и подаёт её.

Например, на одной экскурсии мы представили себе с ребятами, что мы — отряд, следующий за Андреем Дубенским. Раздала им листочки с названиями рек, и мы идём от одной реки до другой. А потом я спрашиваю — а сколько времени у нас заняло добраться сюда? Пять минут, а первопроходцы шли более года. И ты видишь, как к ребятам приходит осознание.

Беседовала Анна Карбаинова

Фото: Руслан Максимов

comments powered by HyperComments

Популярное

Статьи