ИА 1-LINE - новости Красноярска и Красноярского края

Воскресенье,
25
февраля
2018,
10:54
»»»Обидно, что Красноярск лишился игры, которую заслужил

Обидно, что Красноярск лишился игры, которую заслужил

Александр ПЕРВУХИН — о Еврокубке, российской сборной по регби и внебюджетном финансировании.

Сказать, что для красноярского РК «Енисей-СТМ» последние месяцы оказались сверхнасыщенными событиями, — практически ничего не сказать. Информация об уходе главного тренера, проблемы с бюджетным финансированием, выход в Еврокубок — впервые в истории российского регби — и первые победы в этом престижном турнире...

Корреспондент 1-LINE получил уникальную возможность узнать об этом из первых рук, устранить наконец все вопросы и неясности и расставить точки над i. 

Сегодня наш собеседник — главный тренер сборной России по регби и на момент нашего разговора — пока еще главный тренер РК «Енисей-СТМ» Александр ПЕРВУХИН.

— Александр Юрьевич, насколько трудно далась победа в квалификации Еврокубка с учетом того, что организация «Регби Европы» запретила проводить домашние матчи «Енисея-СТМ» в Красноярске?

— Во-первых, это была уже последняя игра квалификации, а в апреле мы не претендовали на «дом». Когда 4 апреля играли в Краснодаре, то в Красноярске в это время еще лежал снег. Что касается последнего матча, то он психологически, может, и не сыграл такой большой роли. Однако обидно, что мы не привезли эту игру в Красноярск нашим болельщикам и не сделали историю там, где по большому счету это все началось, и для тех, кто этого заслуживал. Надо сказать, что мы писали официальное письмо сразу после матча организаторам турнира и FIRA («Регби Европы») о том, что, с одной стороны, они ставят задачу популяризации регби, загоняют нас в румынский городишко с количеством зрителей 300–350 человек, а с другой — лишают Красноярск зрелища. По опыту наших игр сборной с иностранными командами, на матчах было более 5–6 тысяч зрителей на трибунах.

В Сочи же матч проходил 2 мая: во-первых, праздничный день, а во-вторых, с точки зрения местных жителей играла иногородняя команда, вследствие чего на матч также пришли максимум 300–400 человек. Их официальный ответ мы печатали. Там есть такая фраза, что, мол, мы вас понимаем, но турнир начался по определенному регламенту, и в дальнейшем мы готовы рассмотреть ваше предложение о проведении игр в Красноярске. За проведение игры в краевом центре на протяжении 10 дней была достаточно серьезная битва, была подключена российская регбийная федерация.

— Для болельщиков красноярский коллектив оказался в квалификации европейского турнира достаточно неожиданно. Каковы основные причины предоставления места в отборе?

— Будем говорить честно, изначально нас приглашали туда из-за принципов демократии. Надо было каким-то образом разрешить ситуацию с итальянскими клубами. Все были абсолютно уверены, что недаром итальянская федерация нашла спонсоров и организовала комитет. Это было сделано ввиду того, что снизилось итальянское представительство в первом по значимости европейском турнире, и, соответственно, надо было это место восполнить для своих команд. Поэтому Португалию, Испанию и Россию пригласили, чтобы «сыграть в демократию». Конечно, никто не ожидал нашего триумфа. Вы бы видели итальянцев после матча в Краснодаре, а я думаю, это был ключевой матч. Для них наша победа стала очень неприятным сюрпризом.

Еще есть другой вопрос. Самое первое препятствие — это то, что обычно Кубок начинается 24–26 октября. Из-за того, что Кубок мира проходит в этом году до 15 октября, то старт Кубка вызова будет сдвинут на 12 ноября. За эту дату мы еще хотим биться, чтобы сыграть первый матч в Красноярске на поле с подогревом. К сожалению, опыт показывает что у нас в ноябре может быть и 20 градусов. Здесь надо чем-то аргументировать: понятно, что у нас есть и поле с подогревом, и большое количество болельщиков. Изначально надежда была на то, что турнир начнется в конце октября, и мы рассчитывали как минимум два матча привезти в Красноярск. Вот это будет одним из основным препятствий.

— Какова была основная цель участия в этом новом для России турнире? Ставили задачу победить?

— Скажу сразу, что сами по себе победы при прочих равных без везения не приходят. Во-первых, нам повезло, что о нашем участии было объявлено 3 декабря. Я хорошо запомнил дату, это был конгресс FIRA. Я как раз улетал в отпуск, и меня прямо в аэропорту поймал президент регбийной федерации с вопросом о готовности «Енисея-СТМ» к турниру. Я ответил: «Конечно, мы готовы». Первый матч проходил уже 24 января в Португалии, и нам повезло, что именно они были нашими первыми соперниками. Если бы в дебютной встрече нам надо было играть с итальянцами на их поле, то команда просто оказалась бы не готова на тот момент. В таком случае наши шансы на успешное выступление в первом матче и закончились бы.

Португальцы более слабый соперник, и даже при условии, что мы только вышли из отпуска, встречу выиграли, а потом имели целых два с половиной месяца для подготовки к матчу с итальянцами. Здесь сыграло свою роль и то, что некоторые регбисты были в сборной и приобрели достаточно хорошую игровую практику за этот период, и остальные ребята тоже готовились очень серьезно. Вследствие этого к игре 4 апреля мы подошли полностью функционально готовыми. Подготовка была очень серьезная. Тогда нас с тренерским штабом ночью разбуди, мы знали наизусть все комбинации «Мольяно», по-моему, лучше, чем их главный тренер. Давно я так не готовился к матчам, как к противостоянию с итальянцами. Очень важно, что мы обыграли их тактически. Что касается финала квалификации, то о «Байя-Маре» можно сказать, что этот коллектив румынский чисто номинально. Из 15 стартовых игроков 11 было легионеров из Новой Зеландии, Австралии, Фиджи, Самоа, Зимбабве. По организации игры они слабее итальянцев, но индивидуально игроки очень сильны, их натиски было тяжело сдерживать.

В принципе, когда я просмотрел расписание, то понял, что мы имеем реальные шансы выйти в Еврокубок. Мы понимали, что это совсем другой уровень, что это не только ежегодная битва с «Красным Яром» и все. Это предстоящие очень серьезные игры с англичанами, французами. Я даже считаю, что за эту зиму команда уже выросла.

— Вы говорили, что игра чемпионата России 9 мая станет для вас последней на тренерском мостике «Енисея-СТМ», однако затем вы вывели команду в Еврокубок. Красноярцы еще увидят вас у руля команды?

— У нас подрастает хорошая тренерская команда, я ее сам готовил. Вы знаете, что те же Вакиль Валеев, Юрий Краснобаев, Игорь Вашкевич проехали практически все лучшие клубы мира. Эти тренеры сейчас готовы к самостоятельной работе. В этой ситуации нельзя, чтобы они «пересиживали». В прошлом году я не ушел, потому что мы проиграли, хотя команда была сильнее, и там был стопроцентный тренерский просчет. Поэтому уходить в тот момент, когда еще и сокращалось финансирование, было бы неправильно. Прошлый год, когда мы выиграли все, я сказал команде, что заканчиваю после финального свистка Кубка России, но при условии, если не упадет с неба Еврокубок. Как оказалось, слова были пророческими, и 3 декабря он «упал», а к концу года я в итоге стал еще и тренером сборной. Что касается Еврокубка, не знаю пока, в каком качестве, но я обязательно приму участие в тренерской работе. То, что сейчас клуб будет работать чемпионат России без меня, — это точно, но в любом случае я очень хочу поработать предстоящие европейские матчи. Имя нового тренера «Енисея-СТМ» будет известно 15-го числа.

— Где в настоящее время команда готовится к предстоящему сезону?

— Сейчас команда едет на поезде из Ростова в Махачкалу. Там 8 мая в 12 часов даем большой мастер-класс и семинар для 250 учителей физкультуры со всего региона. Федерация регби Дагестана очень серьезно взялась за развитие этого вида спорта. Сейчас уже там играют неплохие детские команды. Непосредственно на семинаре будем говорить и о школьном, и о профессиональном регби.

— Достаточно непонятная ситуация складывается с календарем чемпионата России, который утверждают буквально в последний момент. Что в межсезонье происходило с командами «Кубань» и «Булава»?

— В клубах были разные ситуации. В «Булаве» за три недели было последнее совещание по окончательному утверждению календаря. Там меняется руководство, которому надо время, чтобы разобраться, и они начинают отказываться. По Краснодару отдельная тема. Я считаю, что руководство этого клуба само решило себя сделать великой командой по регби-7 и «спасти нацию». Здесь должно быть понимание, что я не против регби-7, это олимпийский вид спорта, но давайте реально говорить о развитии регби в стране. Вот представьте, что в Красноярске у вас за все время, имея даже две команды, пройдет один тур в выходные. В этом турнире будет десять клубов участвовать. Что такое регби-7 — это проведение соревнований в два выходных дня. Даже при том, что мы все туры проведем в каждом участвующем городе, только субботу и воскресенье мы посвятим турниру. Для чего? Ни в одной стране мира не проводится чемпионата страны по регби-7, есть турниры в конце сезона (в той же Новой Зеландии, Англии), когда по завершении чемпионата собираются и играют. Мы же опять пошли своим путем. Сами же породили команду Краснодара, дали ей три года для становления.

А сегодня люди имеют бюджет больше чем, у той же команды Таганрога или Пензы, но полностью посвящают себя «семерке». В Красноярске для создания команд по регби-7 у нас пока нет ни времени, ни кадров, поэтому в «семерке» они нас обыгрывают. Сейчас в финале выиграли у «Красного Яра». Но если завтра вдруг рухнет регби-15, то «семерка» не проживет и года, и это надо реально понимать. Все команды это понимают и, как бы ни было тяжело, работают над этим. А один клуб, в свою очередь, протокольно обещая участие в лиге, даже при определенных льготных условиях по финансированию и по заявочному взносу на последнем совещании опять отказывается. Соответственно, все команды написали письмо о неучастии вместе с ними в чемпионате по регби-7. На сегодняшний момент пока ситуацию утрясли, мне вчера позвонили и сообщили, что есть гарантийное письмо об их участии в чемпионате. Из-за этого практически календарь дергался до последнего. В чем еще проблема: если классическое регби проводит профессиональная лига, то регби-7 проводит федерация, поэтому все вопросы нужно согласовывать с ней. Год очень тяжелый, и дай бог провести чемпионат, как мы планировали.

— Команда «Красный Яр», по вашему мнению, усилилась в межсезонье?

— «Красный Яр» на данный момент обладает неплохим тренером из Тонга. Сейчас они в очередной раз поменяли вектор. Новозеландцев сменили на тонгийцев. Время покажет. Не думаю, что новые легионеры должны быть чем-то хуже новозеландцев. Я вообще считаю, что российская лига растет. Самое главное, что «Енисей», так обыграв чемпиона Румынии и итальянцев, доказал, что клубная тема в России конкурентоспособна. Нас по уровню всегда относили к одной из любительских лиг. Сейчас мы выиграли у команд, которые претендуют на вторую лигу. Этот показанный нами срез достаточно серьезный. Мы бы уже могли играть и в другой лиге, пусть и не на первых ролях. Так же, я думаю, могли бы играть и «Красный Яр», и «ВВА», и «Слава». На сегодняшний момент эти четыре клуба бы могли достойно представлять Россию.

Что касается финансирования красноярских клубов, и «Енисея-СТМ» в частности. Еще в прошлом году губернатор Виктор Толоконский рекомендовал красноярским командам переходить на внебюджетное финансирование. Какая работа в этом направлении ведется в вашем клубе?

— Бюджет был урезан на 30 %, но в то же время в январе перед участием в Еврокубке была встреча с Виктором Толоконским. Было подписано соглашение о том, что недостающая сумма будет заполнена спонсорскими средствами. Насколько я понимаю, часть денег будет даваться, другая — пойдет через корректировку. Нас после 15 мая министр спорта будет собирать, и будут обозначаться суммы, которые пойдут через бюджет. Все это идет централизованно, и я знаю, что письма разосланы по всем крупным компаниям. 

— По вашему мнению, достаточно резкий переход на внебюджетное финансирование в российском профессиональном спорте — правильный шаг?

— По моему мнению, есть простая вещь. Мы говорим о частно-государственном партнерстве, говорим очень много, но его как такового нет. У нас сегодня нет подходов, нет методов и способов заинтересовать большой бизнес. Я уже не раз выступал на эту тему. Например, в Китае используется механизм снижения налогооблагаемой прибыли. То есть если ты с десяти миллионов два вложил в спорт, то налоги заплати хоть с восьми. Хотя бы так, понимаете?

Это должно быть интересно хоть как-то спонсору и партнеру. Если в США это все делается за счет ТВ и рекламы, но это Америка. На одном канале рекламируют, как хорошо и вкусно есть в «Макдональдсе», на втором — какие-то спортивные товары, и если логотип этой фирмы есть на майке условного «Чикаго Буллз», то это уже серьезно. Все это исполняется в массовом порядке, потому что там вера в телевидение просто бешеная. Основную часть бюджета западного клуба, от 40 до 60 %, составляют телевизионные пулы. Если взять Англию, то это и футбол, и регби. В России же, наоборот, мы платим за трансляцию. У нас вот только-только появляются «первые зародыши» по таким видам спорта, как футбол и хоккей с шайбой, где сейчас телевидение по договорам начинает какие-то мизеры раздавать. У нас даже в законах о телевидении и рекламе не прописано выделение средств под спорт — это первое. Второе — это продажа абонементов, сувенирной продукции. В свое время я еще приводил пример Александру Хлопонину. Матч регби в Англии — от 50 до 180 фунтов за билет, и клубный стадион в 5–7 тысяч, который постоянно заполняется. Но извините меня, сегодня у нас 100 рублей билет стоит, а если стоимость поднимем до полутора тысяч при наших средних зарплатах в 20 тысяч, пойдешь ли ты с сыном на игру? Конечно, может, один раз сходишь на какой-нибудь великий матч. А на регулярные игры кто будет ходить за эту сумму? Третье (на чем особенно футбол и хоккей у нас живут) — это трансферы. Все остальные виды спорта в России такой графы не имеют. Переходы игроков сегодня дают какие-то деньги только в футболе и хоккее. В российском баскетболе и то нет таких больших средств. А так это не статья для заработка в России, которая приносит прибыль остальным игровым видам.

— А если рассмотреть ситуацию с точки зрения экономии средств?

— У нас в команде, например, вообще практически нет легионеров. Наш бюджет достаточно серьезно ниже, чем у «Красного Яра», на определенные десятки. Вопрос в другом: в отличие от них мы зарабатываем деньги еще и сами. Зарабатывает стадион «Авангард», но эти деньги, к сожалению, уходят на ремонт. У нас есть спонсорская внебюджетная часть в 20–25 %, но где взять остальные 70 % — вопрос другой. Сегодня вся политика сверстана на то, чтобы деньги собирались в бюджет. Да, есть боязнь коррупции и отмывания денег, эту тему проходили очень много. В 90-е годы часть налога на прибыль могли отдавать клубам, это привело к отмыванию, но это было то время, когда не работали ни налоговая, ни прокуратура. Сейчас, по-моему, каждая инспекция знает, кто и как уклоняется от налогов. Поэтому непонятно, чего мы боимся сейчас, если мы все-таки хотим реально перестроить спорт на какие-то коммерческие рельсы.  

Беседовал Кирилл Горбачинский    

Фото: Федерация регби России            

comments powered by HyperComments

Популярное

Статьи