ИА 1-LINE - новости Красноярска и Красноярского края

Четверг,
27
апреля
2017,
14:30
»»»Музеи - места для удивления

Музеи - места для удивления

Елена МИРОНЕНКО — о современном и вечном в работе музеев.

В первое воскресенье апреля (в этом году — пятого числа) свой профессиональный праздник отмечали геологи. У большинства из нас с этой профессией связаны вполне предсказуемые ассоциации: суровые мужчины, сидящие в тайге или чистом поле у костра... 

На самом деле, конечно, геология — сфера гораздо более всеобъемлющая. Это и научные институты, и музеи, в которых представлены и достижения отрасли, и удивительные богатства, которые хранит наша земля... 

Сотрудники Музея геологии Центральной Сибири 5 апреля тоже отмечали свой профессиональный праздник. Об особенностях работы необычного музея 1-LINE беседует с его директором Еленой Мироненко.

—  Елена Николаевна, Музей геологии Центральной Сибири работает, как нам кажется, на стыке сразу нескольких областей: науки, искусства, образования... С вашей точки зрения, что вообще такое современный музей? Чем он может привлечь аудиторию?

— Спасибо, что отметили этот баланс, мы действительно стараемся развернуть интерес к геологии с разных точек зрения, поэтому используем смешение различных жанров. Это, безусловно, подогревает интерес публики к нашим проектам, а в результате мы получаем новую качественную аудиторию и новых партнеров музея. Выдерживать этот баланс сложно, но крайне интересно – ведь каждый раз мы создаем проекты практически «с нуля». «Ядро мозга», «Углы Угля», «Дальние Грани», «Лед и Камень», «Жидкое летучее твердое ГОРЮЧЕЕ», «МоноХРОМ» - уже одни названия наших выставок интригуют. Мы создаем идеи! Можно сказать, то, что мы сейчас делаем с музеем геологии, является, в определенном смысле, новаторским подходом даже для некоторых европейских стран. И здесь бесценна поддержка нашего учредителя, министерства природных ресурсов и экологии Красноярского края, которое дает нам простор для творчества и реализации всех планов.

Если же говорить про современные музеи, то нужно помнить историю их создания. Изначально музеи создавались как места для удивления публики, музеи были местом «пречудесных и преудивительных кунштов», и лишь в XIX веке этот процесс плавно перешел в область более познавательную, нежели развлекательную.

Сейчас мы находимся в том переломном моменте, когда научно-исследовательская, познавательная и развлекательная функции музея должны находиться в гармонии. Несмотря на разговоры о том, что мы создаем что-то новое, используя шоу-эффекты для привлечения внимания публики к музеям, мы просто возвращаемся к первоначальной идее музеев. Спираль истории никто не отменял. Современная аудитория намерена активно потреблять информацию, она ее жаждет, нужно лишь отформатировать те направления, которые традиционно предлагает музей в качестве своих услуг. Единственное, чего хотелось бы избегать – это полного ухода от познавательной функции к «балаганно-аттракционной». Этот баланс мы и стараемся соблюсти, надеюсь, что у нас получается.

—  Какие тенденции сейчас являются определяющими в музейной среде?

— Мы наблюдаем возрождение музейного сообщества, рост его авторитета на различных региональных площадках. Я знаю примеры некоторых провинциальных музеев, где, например, имеются более 30 тысяч подписчиков в твиттере. То есть музей становится полноценным информационным каналом, он формирует моду, влияет на региональные тренды, и, безусловно, является визитной карточкой того региона, в котором он находится. Поэтому внимание к развитию музеев со стороны региональных властей должно быть не просто обязательным – оно должно быть пристальным. Музей – это авангард культуры, истории, богатств и перспектив региона. Это его лакмусовая бумажка, социальный срез. Без уважения к истории, к основам, к передаче наследия - мы обречены постоянно проходить бесконечность ленты Мебиуса. Поэтому так много сил и средств расходуется на позиционирование, например, британских музеев, опыт которых мне повезло перенять на стажировке в Лондоне у ведущего британского эксперта в сфере креативных индустрий и культуры Тома Флеминга.

Музеи Лондона – это участники стратегически важных городских процессов, полноправные партнеры на совещаниях у мэра о создании инфраструктурных объектов и формировании кластеров креативных индустрий региона, для бизнеса считается очень респектабельным поддерживать различные музейные проекты и вкладываться в сотрудничество. Это чувствуется во всем – и публика голосует за них! Любой музей в этом городе – посещаем, увидеть здесь можно и целующиеся пары, и мам с колясками, и друзей, обсуждающих последние новости в музейном кафе, и просто туристов, которые сосредоточенно ставят хэштеги музея в своем инстаграме. Вход во все государственные музеи бесплатный, но любой музей имеет большой ресурс для притока средств. Это и доход от сопутствующих услуг – великолепные сувенирные магазины, отлично оборудованные кафе, дополнительные сервисные услуги, временные платные выставки, спонсорские средства – все это приносит реальную прибыль и позволяет музеям развиваться. Музей – это социальный комплекс, формирующий городскую среду, поэтому и подход к его становлению тоже должен быть комплексным. И я не поддерживаю тех, кто говорит, что невозможно музеи в провинциальном городе в России сделать популярными и прибыльными – ресурс внутренней аудитории неисчерпаем, если грамотно использовать маркетинговый инструментарий.

— Трудно ли это — удерживать баланс между поддержанием живого интереса к музею у зрителей и выполнением главной функции музея, которая, с нашей точки зрения, все-таки является просветительской?

— Не вижу причин ставить между этими понятиями знак неравенства, любопытство и любознательность – близкие чувства. В музей исторически ходили не только познавать, но и «дивиться». Это нормально, и даже, можно сказать, традиционно. Так, именно формируя живой интерес, мы и получаем тех посетителей, которые тянутся к новым знаниям, которым интересно то, что предлагает музей. Просто мы не хотим, чтобы «музей» и «скучно» были синонимами. И от того стараемся «оживить» образ музея, придать ему активности и динамики, зарядить не только знаниями, но и вдохновением тех, кто приходит к нам и посещает наши проекты. Ведь не только прослушав экскурсию, а и потрогав, попробовав что-либо сделать, посетитель сможет понять природные механизмы, запомнить тактильные ощущения от прикосновения к минералам, выстроить свои собственные ассоциации с геологическими процессами. Мы хотим дать возможность любому посетителю не только поучиться, но и в чем-то научить нас – чтобы процесс нашего общения был взаимным.

— Кто является основной аудиторией музея геологии? Много ли детей среди его посетителей? Интересуются ли современные молодые люди наукой или соответствует действительности расхожее мнение о том, что сегодня развлечения и компьютеры вытеснили все другие интересы?

— Аудитория у музея чрезвычайно разнообразна – это и школьные группы, которым более понятна естественнонаучная концепция многих предметов школьной программы в конкретном приложении, это и семьи, которые приводят детей, чтобы рассказать им об окружающем мире, это и различные одиночные посетители, и иностранцы. К примеру, в прошлом году нас посетили сразу три официальных Посла различных стран - Мексики, Индонезии, Бангладеш. Часто люди приходят прямо с улицы, увидев наш баннер.

IT-технологии могут быть лишь нашими помощниками, сейчас во всем мире в музейную среду активно внедряются самые передовые технологии работы с аудиторией. К примеру, сейчас разработана программа beacons , которую в течение 2015 года будут тестировать крупнейшие американские музеи. Буквально две недели назад об этом писала газета The New York Times. Программа реагирует на количество секунд, проведенных у экспоната, и на базе этого она прорабатывает, какую именно информацию дать посетителю на его планшет или телефон – аудио, видео, текст. Также она следит за перемещением и помогает выстраивать максимально эффективную навигацию в музейных холлах, а затем рекомендует иные музеи или выставочные проекты, в зависимости от ваших индивидуальных потребностей, которые она проанализировала. Фантастика? Реальность!

Мы готовы работать с любой публикой, но, конечно же, больше всего любим людей с горящими глазами, любопытство которых к жизни не иссякает в любом возрасте. Именно они – наша целевая аудитория. Ведь геология - это постоянное познание окружающего мира и себя в нем, это вездесущность и активность, это поиск приключений и романтика – и многое другое. То, что мы хотим передать, приглашая людей посетить наши музейные проекты.

— Расскажите, пожалуйста, об экспозиции музея. Какие экспонаты в нее входят, как часто и каким образом она пополняется?

— Основная выставочная экспозиция предлагает посетителям познакомиться с экспонатами, характеризующими практически весь набор геологических коллекций: всеми типами горных пород, минералов и их системой, палеонтологическими ископаемыми разных геологических эпох и карстовыми образованиями пещер Красноярского края.

В ходе экскурсии посетители знакомятся с тем, что окружает их сегодня, буквально - какие камни они могут заметить, прогуливаясь по берегу Качи, а также с тем, какой была Земля до начала времён. Программы адаптируются для любого возраста, начиная с трёх лет.

Всего же в фонде музея находятся более 9000 экспонатов минералогических, палеонтологических и петрографических коллекций. И он постоянно прирастает – по госзаданию, 200 образцов в год.

Комплектация проводится за счет собственных сборов музея в специализированных полевых командировках за каменным материалом. Кроме этого, фонды пополняются за счет дарения геологов-профессионалов и любителей природного камня, а также приобретения особенных экспонатов.

— Какие интересные программы, мероприятия в ближайших планах музея? Или, может быть, существуют некие отдаленные планы на перспективу, связанные с работой музея?

— Музей сейчас работает нон-стоп, практически без выходных. Мы реализуем огромное количество как образовательных, так и выставочных программ. Только за прошедший год нами было презентовано более 35 проектов. Это кажется невозможным, но мы смогли это сделать. Количество участников краевой геологической олимпиады, которую мы организуем, выросло за год в 2,5 раза. У музея появился свой бренд, который уже стал узнаваемым – GEOS. Мы провели нашу первую межрегиональную выставку в Оренбургском областном музее изобразительных искусств и съездили на международный фестиваль музеев «Интермузей» в Москве. Музей в 2014 году стал лауреатом премии «Красный алмаз» в номинации «Реформа». И это лишь малая часть нашей работы.

Конечно, ряд масштабных проектов впереди – в ноябре 2015 года, по выигранной мной американской двухсторонней стажировке «Музейный десант», к нам в гости приедут лучшие мировые музейные эксперты, совместно с экспертами Благотворительного Фонда Владимира Потанина и Петербургского фонда поддержки культуры и искусства Pro Arte – они будут помогать проектировать стратегию развития нашего музея. Это невероятная удача не только для музея, но и для Красноярского края - использовать ресурс профессионалов экстра-класса для конструирования актуального, востребованного музея.

Мы постоянно находимся в движении, и нет ни одного дня, когда я бы не получала предложения от самых разных партнеров о сотрудничестве с музеем геологии Центральной Сибири – это удивительно.

Но у нас есть глобальная проблема, которую мы стараемся решить – это вопрос с помещением. Сейчас, к сожалению, мы принимаем гостей на базе лабораторного корпуса пищевого техникума без специально оборудованной экспозиционной площади. Конечно, это сказывается на позиционировании музея и его планах. Надеюсь, что нам удастся решить эту дилемму с помощью власти и бизнеса в ближайший период времени, чтобы музей мог принимать посетителей в оснащенном комфортабельном помещении.

Мы видим огромный интерес со стороны красноярцев и гостей города к нашим программам – только на выездных площадках в 2014 году музейные выставки и мастер-классы посетило более 30 тысяч человек. Имея комфортные условия, мы сможем развить музей, сделать его настоящей сокровищницей нашего огромного Красноярского края, создать действительно востребованную площадку, которая будет не только просвещать, она будет гордостью и лицом региона, станет платформой для демонстрации мощи края и его ресурсов потенциальным инвесторам и туристам, местом увлекательного интеллектуального досуга жителей края, проведения конференций для профессионалов отрасли, методическим центром для территорий.

Кроме того, мы развиваем музейную «Школу юного геолога», количество участников которой уже выросло вдвое. А ведь впереди – покорение Арктической зоны Красноярского края, и вновь потребуется большая смена молодых геологов-исследователей. Мы хотим заражать новое поколение «вирусом» познания окружающей среды, чтобы они помогали краю развиваться – вместе. И если хотя бы несколько человек станут геологами, благодаря музею и той «искре», которую мы пытаемся передать в наших программах – я буду счастлива!

Нам есть куда развиваться и к чему стремиться. И лично у меня есть большая мечта, которая, я уверена, сбудется – у края появится лучший естественнонаучный музей России, который мы с гордостью называем GEOS. Наш могучий сибирский край этого достоин! Это то, ради чего я готова свернуть горы, и в прямом, и в переносном смысле, и моя команда – бесконечно преданные своему делу люди, - меня в этом поддерживает.

Беседовала Мария Медведева

comments powered by HyperComments

Популярное

Статьи