Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 600

ИА 1-LINE - новости Красноярска и Красноярского края

Понедельник,
15
октября
2018,
18:34
»»»»Антон ПОНИЗОВ: «Национальный оператор решает проблемы с советским ядерным наследием»

Антон ПОНИЗОВ: «Национальный оператор решает проблемы с советским ядерным наследием»

  • Автор:
Директор филиала «Железногорский» ФГУП «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами» (НО РАО) Антон Понизов (слева)

Современные стандарты обращения с радиоактивными отходами (РАО) выдвигают высочайшие требования к безопасности их окончательной изоляции. 

Объекты захоронения имеют чрезвычайно надежные и обязательно многочисленные барьеры безопасности, которые, как иголку Кощея Бессмертного, прячут их от окружающего мира. Ключевое требование для них — гарантия «пожизненной» изоляции РАО от природы. Именно поэтому после внедрения Россией международных экологических норм стало понятно, что в СССР практики захоронения РАО за исключением единичных случаев, по сути, и не было. РАО накапливались, прежде всего, в результате реализации военных программ. Решение вопросов окончательного захоронения РАО долго откладывалось «на потом». Наконец, в 2011 году был принят Федеральный закон «Об обращении с радиоактивными отходами». Этот закон внедрил на территории Российской Федерации международные экологические нормы в отношении радиоактивных отходов. Он предусматривает обязательную финальную изоляцию всего объема накопленных и производимых в стране РАО. Задача реализации крупнейшего экологического проекта в истории страны возложена на подконтрольное Росатому и Министерству природных ресурсов и экологии Российской федерации государственное предприятие — национального оператора по обращению с радиоактивными отходами. Сегодняшний наш собеседник — директор филиала «Железногорский» ФГУП «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами» (НО РАО) Антон ПОНИЗОВ.

 

— Антон Владимирович, расскажите о работе ФГУП «НО РАО» в целом. Чем занимается организация, каковы ее цели и задачи?

— Национальный оператор обеспечивает решение проблем с накопленным советским ядерным наследием и вновь образующимися РАО. По сути, это государственное производственно-экологические предприятие, главной целью которого является окончательная изоляция РАО с учетом любых потенциальных экологических рисков.

Это единственная в России организация, в обязанности которой входит весь комплекс вопросов, связанных с надежной изоляцией РАО от окружающей среды. Это и проектирование пунктов финальной изоляции и их сооружение, последующая эксплуатация, консервация и мониторинг радиационной безопасности после закрытия. Соответственно, миссия национального оператора — обеспечение экологической безопасности в части финальной изоляции радиоактивных отходов в России.

— Филиал «Железногорский» является структурным подразделением НО РАО?

— Да, также у национального оператора есть Северский филиал в городе Северск Томской области, Димитровградский филиал в Ульяновской области плюс отделение в Новоуральске. Все 3 филиала были созданы и функционируют соответственно в 3-х пунктах финальной изоляции жидких радиоактивных отходов, которые национальному оператору перешли в наследство от тех предприятий, технологические процессы которых идут с образованием ЖРО.

Сейчас не сами предприятия, а именно национальный оператор эксплуатирует действующие уже на протяжении 50 лет пункты окончательной изоляции таких радиоактивных отходов. Эта работа — временная, в перспективе необходимость в ней отпадет, ведь технологии не стоят на месте, жидких отходов со временем просто не станет. Так как в полигонах жидкие отходы содержат основные элементы стронций и цезий, у которых период полураспада составляет около 30 лет, они будут храниться 300 лет. По истечении этого периода эти РАО в соответствии с законами физики потеряют опасную радиоактивность. За весь опасный период они не выйдут на поверхность и не окажут негативного воздействия ни на население, ни на природу.

— Помимо изоляции жидких радиоактивных отходов (ЖРО), с какими еще видами радиоактивных отходов работает ФГУП «НО РАО»?

— С твердыми радиоактивными отходами (ТРО) всех 4 классов.

Основной массив, скажем так, экологически-рискованных ТРО — это именно отходы 3 и 4 класса — среднеактивные и низкоактивные.

И если жидкие радиоактивные отходы НО РАО размещает на базе уже действующих пунктов окончательной изоляции радиоактивных отходов в Северске, Димитровграде и Железногорске, то в отношении ТРО сейчас идет масштабная работа по созданию современных экологически безопасных площадок для последующей финальной изоляции.

Так, в Северо-Западном федеральном округе на сегодняшний день рассматриваются две площадки: в Ленинградской области и в южной части архипелага Новая Земля. В центральной России доизучается территория уже существующего предприятия, занимающегося переработкой РАО в Сергиево-Посадском районе Московской области. На Урале это площадки в Новоуральске Свердловской области, где первая очередь на 10 тыс. куб. метров уже построена, и сейчас «НО РАО» получает лицензию на эксплуатацию, а также в Озерске Челябинской области на территории, относящейся к одному из крупнейших предприятий атомной отрасли — Производственному объединению «Маяк».

А для исследования возможности захоронения твердых высокоактивных и твердых среднеактивных долгоживущих РАО (это 1 и 2 классы РАО) планируется создание подземной исследовательской лаборатории в Нижнеканском скальном массиве вблизи Железногорского ГХК.

— Там будут исследоваться возможности захоронения твердых высокоактивных РАО и твердых среднеактивных долгоживущих РАО?

— Да, к настоящему времени уже проделана большая работа. Сначала проводили под проектирование геологическое обоснование, чтобы убедиться в том, что этот массив в принципе предварительно может рассматриваться в качестве пригодного для создания пункта захоронения. Но весь мировой опыт ведет к тому, что в первую очередь создается лаборатория, ведь необходимо исключить малейшие случайности.

Есть лаборатории двух типов. Первый — тот, что никогда не перейдет в пункт захоронения. Такие есть в Швеции, Японии. Россия, как и другие страны, выбрала другой путь: создание лаборатории с дальнейшей возможностью ее перевода в пункт захоронения в случае положительных результатов предварительного полного и всестороннего исследования.

Поиски места возможного размещения такого объекта начались еще в 90-х годах. Была откартирована территория страны и выбрано место, в котором присутствует надежная геологическая структура и целый ряд дополнительных факторов, сказывающихся на безопасности. Разные государства имеют различные концепции геологического размещения таких отходов: в туфах, в солях, в глинах. Какие-то геологические среды лучше для низкоактивных отходов (НАО), что-то — для среднеактивных (САО) или высокоактивных (ВАО). Ряд стран уже остановился на скальных породах, понимая, что это древние, устоявшиеся, монолитные, твердые материалы, с минимальным количеством воды (один из ключевых критериев). Россия — среди этих стран .

На основании этого и других факторов первоначально были отобраны порядка 30 различных площадок, из которых после проведения дополнительных геологических изысканий остановились на Нижнеканском гранитоидном массиве. Лаборатория исследует возможность создания в скальных породах пункта захоронения отходов 1 класса или 2 класса — это отходы ВАО или САО с высоким тепловыделением. При этом необходимо подчеркнуть, что в самой лаборатории не будет ни грамма радиоактивных отходов — на это у национального оператора нет и не будет лицензии — все исследования будут проходить на имитаторах.

И хоть историческое название массива — «гранитоидный», основная порода там гнейсы, которые древнее гранитов, а по своей прочности и упругости у гранита выигрывают. Для изучения массива пробуривались скважины до 700 метров с полным отбором кернов. Вся структура пород изучалась, проводился большой комплекс лабораторных работ, изучались характеристики пород, их плотность, твердость, упругость, растяжение, хрупкость и целый ряд других показателей, таких, например, как древность, сейсмика, тектоника.

— Что касается сейсмичности, насколько безопасное выбрано место? Как проверялась сейсмоустойчивость сооружений?

— Существует специальная карта ОСР-97 (карта общего сейсмического районирования территорий Российской Федерации 1997 года), на которой откартированы области с определенной балльностью. Сначала ориентировались по ней, а потом детально изучали сейсмику на конкретном участке. Проводился большой комплекс работ, например, бурились скважины, в них устанавливали приборы и имитировалось воздействие на грунты. Так, мы с определенной высоты роняли на землю груз, а прибор измерял, до какой глубины дойдет волна. Вообще, чем тверже порода, тем сильнее гасится эта волна. Если местность болотистая, то сейсмика крупная, а если почва скалистая — наоборот. В проект мы заложили сейсмостойкость в 8 баллов на наземные сооружения и 6 баллов для подземной лаборатории, так как колебания на глубине затухают. К лаборатории будет проведена отдельная ЛЭП, планируется собственная электрокотельная.

— Антон Владимирович, об опасностях атомной энергетики говорится много. А в чем ее преимущества?

— Мое личное мнение как работника с десятилетним стажем работы в отрасли следующее: каждый альтернативный способ получения энергии имеет свои плюсы и минусы. Надо на каждый из них смотреть в совокупности, учитывая затраты на генерацю и экологические последствия. У атомной энергетики единственный существенный минус — отходная часть, как, впрочем, и у многих других способов получения энергии. Ведь даже говоря о солнечной электростанции батарею тоже надо куда-то утилизировать, когда выходит срок ее эксплуатации.

Считается, что гидроэнергетика дешева, но я считаю, что эта энергия недорогая потому, что не учитываются затраты по постройке, а главное, выводу из эксплуатации самой плотины, ведь подавляющее количество станций в стране — еще советское наследие. А если посчитать, как их возводили и с какими затратами? Богучанскую ГЭС, говорят, до сих пор достраивают, сколько лет уже! А если подсчитать ущерб от затопления гигантских территорий? Кроме того, бетон рассчитан на 100 лет, самый передовой — максимум на 200. А потом что делать, спускать дамбу? Есть данные, что ГЭС увеличивают сейсмичность территории, потому что она подпирается огромной толщей воды, которая, в свою очередь, давит на берега. Меняется климат и экосистемы.

Что касается солнечной энергии, то ведь Россия — не Турция, у нас не так много солнечных дней. Угольная энергетика очень экологически грязная, впрочем, как и станции на мазуте. Тем более, учитывая интенсивность потребления этих ресурсов, они когда-то закончатся. Так что любой способ получения энергии имеет свои издержки и риски.

В отношении атомной станции мы знаем, сколько она стоит, полностью обсчитан жизненный цикл, и могу сказать, что здесь кВт/час хоть и дороже, чем у ГЭС, но дешевле, чем у остальных источников энергии. К плюсам относится небольшой объем атомной станции — она компактная, не крупнее ТЭЦ, и не производит выбросов в атмосферу.

Сейчас разрабатывается множество модифицированных видов реакторов — например, для отдаленных районов севера — плавучие атомные блоки, что можно расположить на барже. Такой проект предусмотрен для Билибино, где старая АЭС выводится из эксплуатации.

Атомная энергетика используются на ледоколах, подводных лодках. Такая энергетика более гибкая и унифицированная. И загрузка топлива здесь нечастая, в некоторых реакторах это требуется всего раз в год — загрузил топливо и год на нем работать можно. А теперь сравните с теми объемами угля, которыми нужно обеспечить ТЭЦ, и подумайте о тех горах отходов, что мы получаем в виде золы. Эти отвалы зачастую находятся в городской черте, а между тем эта зола не только токсична, но и радиоактивна.

Единственный вопрос: что делать с отработанным топливом? ГХК сейчас проводит большую работу в этом направлении, и Россия идет по пути замкнутого ядерно-топливного цикла, повторной переработки отработанного ядерного топлива (ОЯТ). И это правильно — нельзя взять только крем, а сам шикарный торт выбросить. В сборке по разным подсчетам при отработке ее первого цикла в реакторе используется всего 4% топлива, все остальное там и остается. Если будет создан промышленный центр переработки, сборка будет разбираться, перерабатываться, все полезные ядерные элементы будут возвращены в топливный цикл — новую топливную сборку, а бесполезный остаток в виде радиоактивных отходов помещены в безопасную упаковку и отданы национальному оператору на захоронение.

Еще один момент. Сейчас в качестве топлива повсеместно применяется уран-238, но в недрах земли накоплен значительный объем урана-235, который не используется. Сегодня создается новый вид реакторов на быстрых нейтронах, работающих на МОКС-топливе. Это топливо позволяет вернуть отработанное и взять природный уран-235, которого много, — по расчетам ученых его хватит на тысячелетия.

— Скажите, а где еще используются наработки в области ядерной физики, в каких отраслях, прикладных науках?

— Таких разработок море. В Зеленогорске и Ангарске, например, изготавливаются изотопы, которые используются в качестве элементов в пожарных извещателях вместо батарейки. Его надо менять всего раз в 50 лет, потом утилизировать.

Кстати, ученые ГХК нашли элемент, который излучает только бета-излучение, для человека неопасное, и если отработать технологию его выделения (пока это дорого) и использовать как элемент питания в кардиостимуляторе, то такой «батарейки» хватит на 50 лет.

Также ядерные разработки могут использоваться в медицине и науке, например, для изготовления циклотронов. А если в будущем планируется полет на Марс, то тут явно не обойдется без ядерной установки. И главная прерогатива — это стратегическое вооружение, которое было, есть и будет, несмотря на все обстоятельства.

— На каком уровне находится российская атомная энергетика по сравнению с другими странами?

— Россия сейчас выходит на передовые позиции и выиграла за последние годы множество тендеров. Был усилен проект ВВР-1200 — водо-водяной энергетический ядерный реактор — одна из наиболее удачных ветвей развития ядерных энергетических установок, получившая широкое распространение в мире. Его подвели под мировые требования, чтобы мы могли соответствовать жестким стандартам и участвовать на равных в серьезных тендерах. Кстати, Россия получает большое количество контрактов на работы в Финляндии, Венгрии, Иране, Индии, Вьетнаме, а это многомиллиардный пакет заказов. Плюс непрерывно повышается уровень безопасности атомной энергетики.

Главное, чтобы люди не думали: «вот, сейчас к нам со всех стран повезут ОЯТ». По закону, стране, которая поставляет топливо в собранном виде, обязаны привезти топливо на обработку. То есть, если Россия где-то строит АЭС, то и свое топливо поставляет, и после выработки его отдают нам на переработку. У нас по закону запрещен ввоз РАО из других стран. Мы получаем топливо из других стран, перерабатываем, а отдаем им отходы и ту часть, которую можно вновь использовать. Абсолютно также поступает, например, Франция. Так что радиоактивные отходы у нас хранятся только с российских предприятий.

В России атомная энергетика составляет не так много — у нас на данный момент работает всего 34 энергоблока. Например, во Франции до 75% выдаваемой электроэнергии производится на АЭС, а в США насчитывается свыше 130 энергоблоков — это крупнейший производитель атомной энергии в мире. Франция излишки энергии продает, но радиоактивную воду сбрасывает в Ла-Манш. На ГХК сейчас идеология такая — жидких отходов быть не должно. Специалисты комбината нашли выход, и теперь создается завод по переработке, который будет на порядок превосходить французский. Так что атомная энергетика становится все более технологичной, экологичной и безопасной.

Беседовал Даниил КАХАНОВ

Справка 1-LINE:

Антон Владимирович Понизов окончил Томский политехнический университет по специальности инженер. После окончания учебы проработал на различных должностях ФГУП «Горно-химический комбинат», где прошел путь от помощника бурильщика до заместителя главного инженера.

С 2012 года работает директором филиала «Железногорский» ФГУП «НО РАО».

comments powered by HyperComments

Популярное

Статьи

Билеты на самолёт Москва – Астана по самым низким ценам легко найти здесь. Просто выберите удобную дату полета и запустите поиск, а система предложит вам лучшие варианты перелета c пересадками и без. Путешествовать легко и приятно.
Билеты на самолет Череповец – Сочи по низким ценам легко найти здесь. Просто выберите удобную вам дату полета и запустите поиск, а система предложит вам лучшие варианты перелета c пересадками и без. Сделайте ваше путешествие комфортным!
Хочешь путешествовать дёшево? Зайди сюда и закажи билеты на самолёт Гродно – Калининград по низкой цене, а мы, в свою очередь сделаем всё для того, чтобы полёт не доставил неудобств.