Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 600

ИА 1-LINE - новости Красноярска и Красноярского края

Воскресенье,
25
февраля
2018,
10:52

Сверимся с соседями

  • Автор:

Какие принципы используют в разных странах при обращении с радиоактивными отходами и ОЯТ?

Ни для кого не секрет: для многих и многих жителей нашей страны все, что связано с атомной отраслью, остается непонятным и пугающим.

Не исключение – и проект по строительству подземной исследовательской лаборатории (ПИЛ) в Нижне-Канском массиве под Железногорском. И сколько бы специалисты с цифрами и фактами в руках ни рассказывали, что в лаборатории, построенной на полукилометровой глубине, и радиации-то не будет, сомнения остаются. Не в последнюю очередь – из-за «активистов», стремящихся набрать политические очки. Один из аргументов, которым они оперируют, – мол, за рубежом о своих гражданах заботятся, а у нас ядерные отходы рядом с людьми хоронят.

Чтобы разобраться, так ли это, попробуем вкратце познакомиться с мировым опытом обращения с ОЯТ и радиоактивными отходами (РАО).

К РАО – С КАЛЬКУЛЯТОРОМ

Прежде всего, напомним, что в 2005 году МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии) приняло конвенцию, одним из положений которой является обязательная надежная изоляция (захоронение) радиоактивных отходов. Россия, как страна – участница МАГАТЭ, обязана соблюдать конвенцию. Так же, как и другие государства – члены Агентства. Соответственно, и требование по захоронению отходов является обязательным для всех, и объекты, подобные ПИЛ, или же полигоны глубинного захоронения отходов (ПГЗ) строятся по всему миру.

Вот какие данные приводит в своем докладе «Зарубежный и отечественный опыт захоронения РАО» член Общественного совета госкорпорации «Росатом», председатель экологического правозащитного центра «Беллона» Александр Никитин.

По информации, содержащейся в докладе, в США к настоящему времени накоплено порядка 64 500 тонн ОЯТ, в Канаде – 37 300 тонн. Россия в этом списке на 3-м месте – 23 500. При этом, отмечает эксперт, если в государствах американского континента ОЯТ захоранивают на полигонах, то в нашей стране перерабатывают на современных производствах, обеспечивающих не только бОльшую эффективность, но и практически полную их безопасность: РАО благодаря применению новейших технологий практически не образуются.

В то же время «запасы» радиоактивных отходов в мире скопились (с прежних еще времен) солидные, и с ними, понятно, надо что-то делать.

Как отмечает Александр Никитин, в Америке, Японии, европейских странах либо проектируются, либо строятся подземные исследовательские лаборатории, действуют полигоны по захоронению РАО и создаются новые.

И здесь также обращают на себя внимание цифры.

Так, например, глубина, на которой расположена подземная лаборатория в США, составляет всего 50 метров. В Чехии – 110 метров. В Бельгии ПИЛ, сооруженная в суглинистом грунте, располагается в 223 м от поверхности земли, в Швейцарии – в гранитных породах на глубине 300 метров, в глинистых – 450. В Японии, где сейчас действует 50 реакторов, ОЯТ хранится на площадках АЭС, причем отходы нескольких классов захоранивают на приповерхностных площадках, а другие их виды хранят временно, то есть остается возможность их извлечения. Кстати, ПИЛ на глубине 1000 метров сейчас строят и в Японии.

Для сравнения напомним: подземная исследовательская лаборатория, спроектированная в Нижне-Канском массиве, будет в случае одобрения проекта построена на глубине 500 метров в гранитоидах, возраст которых оценивается примерно в 3 млрд лет.

Впечатлениями от увиденного в Финляндии поделился и общественный экологический инспектор Красноярского края Александр Колотов, весной этого года побывавший в Олкилуото, где будет построена площадка для захоронения РАО и ОЯТ.

Вот что он рассказывает:

«В отличие от России, в Финляндии принята стратегия прямого захоронения ОЯТ (отработавшего ядерного топлива). ОЯТ в этой стране считается не ценным сырьем (например, для производства МОКС-топлива, которое планируется запустить в ЗАТО Железногорск под Красноярском), а просто-напросто ядерными отходами. Пока финское ОЯТ хранится в пристанционных хранилищах АЭС, а потом его (начиная примерно с 2022 года) планируется захоронить в глубокой геологической формации вместе с другими высокоактивными радиоактивными отходами. Программа окончательного решения вопроса с радиоактивными отходами стартовала в Финляндии в далеком 1983 году. Именно тогда финское правительство приняло национальную программу по обращению с РАО, определив цели и установив сроки их достижения. В 1987 году в Финляндии был принят «Закон об атомной энергии», согласно которому все ядерные отходы, создаваемые в Финляндии, должны храниться и утилизироваться на территории страны. В 1995 году две финские компании-операторы АЭС, TVO и Fortum, учредили совместную компанию Posiva для реализации программы окончательной изоляции РАО и ОЯТ. В последующие годы был проведен тщательный научный анализ четырех разных площадок-кандидатов под захоронение РАО и ОЯТ. Для каждой из этих площадок была выполнена оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС). В процессе выбора учитывались не только геологические факторы, но и отношение местного населения к предполагаемому проекту. В итоге из четырех разных вариантов была выбрана площадка Олкилуото муниципалитета Эурайоки – рядом с действующей АЭС. В июне 2004 года на площадке началось строительство подземной лаборатории ONKALO для детального изучения геологических характеристик предполагаемого места захоронения РАО».

Результаты нескольких лет работы подземной лаборатории на этом месте, продолжает Колотов, привели к тому, что в 2012 году компанией Posiva была подана заявка на получение лицензии на строительство в Олкилуото объекта окончательной изоляции РАО – так называемого репозитория высокоактивных радиоактивных отходов. Ожидается, что лицензия на строительство репозитория будет выдана уже к середине текущего 2015 года. Таким образом, к 2022 году Финляндия имеет хорошие шансы начать процесс окончательной изоляции высокоактивных РАО в глубинной геологической формации. Репозиторий размещается в скальном массиве на глубине 60–100 м. Ежегодно в него поступает примерно 200 кубометров радиоактивных отходов (100–200 кубометров низкоактивных РАО и 40 кубометров среднеактивных РАО).

КОМУ-ТО ВЫГОДНО?

Нередко вопросы и сомнения вызывает и такой момент: а какая выгода людям и населенным пунктам от того, что поблизости от них располагается производственный объект? Ведь, что ни говори, а промышленность абсолютно безопасной не бывает...

Прежде всего, о расходах на содержание подобных объектов, которые несут бюджеты государств. Так, только на полигоны глубинного захоронения, по данным, приведенным в докладе Александра Никитина, Канада тратит 22 млрд долларов в год, США – 30 миллиардов долларов, Финляндия – 4,6 млрд евро, Франция – 16,5 млрд евро, Швейцария – 1,25 млрд долларов, Великобритания – 1,5 млрд долларов.

Ну а что же получает население этих стран?

В разных странах, отмечает Александр Никитин, вопрос этот решается по-разному. Так, в США в штате Нью-Мексико экономический эффект от работы предприятий по захоронению РАО составляет 23 млн долларов в год (таковы их отчисления в местные бюджеты). А вот в американском же штате Невада прямых финансовых поступлений от таких компаний нет – здесь пока только обсуждается предоставление ряда льгот для жителей.

В Канаде подобные проекты могут быть реализованы исключительно в тех территориях, где жители сами выразили в этом заинтересованность, а сам проект прошел публичную независимую экспертизу. Но если и общественность, и эксперты «дали добро», то льгот ожидать уже не стоит.

В Финляндии, рассказывает Александр Колотов, обсуждение и согласование проектов на муниципальном уровне обязательно...

«...Но по финскому законодательству у местных жителей нет никаких особых льгот за размещение на своей территории ядерных объектов, – продолжает Колотов. – Однако в местный бюджет идет налог на недвижимость, поэтому муниципалитет Эурайоки, где предполагается строительство репозитория радиоактивных отходов, будет получать ежегодно 13 миллионов евро в виде налоговых отчислений. Учитывая, что численность населения в Эурайоки составляет 6500 человек, то на каждого будет приходиться по 2 тысячи евро в год. Плюс новые рабочие места – примерно 100 человек эксплуатационного персонала репозитория на протяжении следующих ста лет минимум (через сто лет, согласно нынешним планам, репозиторий запечатают наглухо и он не будет требовать вмешательства человека). Стоит отметить, что помимо этих двух преимуществ (рабочие места и налоговые отчисления), никаких компенсирующих мероприятий (строительство социальных объектов и т. п.) финским законодательством не предусматривается. Также нет никаких особых выплат за «вредность» или «опасность» объекта».

А мы (опять же для сравнения) напомним: в августе этого года госкорпорация «Росатом» и правительство Красноярского края подписали допсоглашение о финансировании экологических программ на территории региона до 1 января 2018 года. Согласно этому документу Росатом должен будет ежегодно направлять в региональный бюджет 55 млн рублей на реализацию экологических программ. Эта сумма – часть от поступлений, полученных госкорпорацией за перевозку и хранение облученного ядерного топлива с АЭС Украины и Болгарии на территории ФГУП «Горно-химический комбинат».

«Необходимо отметить, что фактический ущерб окружающей среде от этой деятельности ГХК отсутствует, и данные выплаты – следствие общих интересов по охране окружающей среды», – сообщают в компании.

Вот так обстоят дела с работой с РАО в разных странах. Цифры и факты мы привели – и из них, наверное, можно делать разные выводы. Неоспоримо одно: проблема обращения с радиоактивными отходами существует во всем мире, и решать ее надо неизбежно. И проблема эта не «местечковая»: атомная отрасль – не та сфера, в которой одна страна (тем более отдельный ее регион) может оказаться абсолютно независимым от «соседей». Потому и вырабатывает международное сообщество единые подходы к обращению с радиоактивными отходами.

А мы позволим себе напомнить еще раз три основных принципа, которым следует в работе российский НО РАО: пригодность геологических характеристик, исключающих попадание радионуклидов в окружающую среду; максимальное приближение к местам образования и накопления РАО; общественная приемлемость размещения объекта в регионе.

 

 

 

comments powered by HyperComments

Популярное

Статьи