ИА 1-LINE - новости Красноярска и Красноярского края

Понедельник,
22
января
2018,
15:23

В лесах и на горах

Впечатления о грузинских субтропиках? Всё в превосходной степени. Очень красиво, очень жарко, очень зелено, очень-очень-очень влажно и очень непохоже на все, что мне доводилось видеть раньше. Даже нежно любимые мною субтропики Южного берега Крыма меркнут по сравнению с райскими кущами Аджарии и Самегрело. Конечно, завсегдатаи Юго-Восточной Азии над моими восторгами посмеялись бы, ну и ладно. Зато почти никто из них не ночевал в национальном парке Мтирала в трех метрах от чупакабры.

Влажность в аджарском приморье такова, что ты постоянно мокрый, и ни тридцатиградусная октябрьская жара, ни ветер с моря помочь тебе обсохнуть не особо стремятся. Некогда все побережье Черного моря от Новороссийска до Сарпи представляло собой сплошные малярийные болота, осушать которые в массовом порядке стали лишь при СССР. Нынче болота остались только в заповедниках. Но над кудрявыми вечнозелеными горами Аджарии по-прежнему висят грозовые облака, а между ними клубятся туманы от которых палатка за ночь отсыревает полностью.


Но горевать некогда, нужно изучать достопримечательности. Первый в очереди - Ботанический сад, что находится в 7 км к северу от Батуми в поселке Махинджаури, на Зеленом Мысу (именно там проживал инженер Брунс из «12 стульев»). Минут 20 на автобусе №31, пойманном взмахом руки на проспекте Чавчавадзе, и вы у входа в сад. Над кассой (7 лари за вход) висят проржавевшие сидушки старой канатки, которая забрасывала в Верхний парк наших бабушек и дедушек, приезжавших сюда по путевкам от профсоюза. Конструкции канатки увиты какими-то лиановидными растениями, в Аджарии, как мне показалось, оставь на улице табуретку, и ее через месяц поглотят растения.

Сад впечатляет. Мы гуляли по Верхнему и Нижнему паркам часа четыре, но так и не смогли посмотреть все 20 секторов. Флора Закавказья, обеих Америк, Новой Зеландии, Мексики, Австралии, Гималаев, Восточной Азии и Средиземноморья, розарий, цитрусы, бамбуковая роща, уголок регулярного парка и искусственно созданный «дикий» лес - все это разбросано по склонам небольшой горы и смотрит на море несколькими видовками. Внизу, под горой бежит по берегу и сквозь тоннель железная дорога.

 

Батумский ботанический сад был одним из крупнейших в СССР, а сейчас - самый большой в Грузии. Вот что пишет о нем сайт travelgeorgia.ru: «Этот сад создавался постепенно и с разными целями. В 1881 году француз Д'Альфон создал небольшой экзотический сад просто для красоты - это современный Нижний Парк, с которого обычно начинается прогулка по ботсаду. Затем в 1892 году географ Павел Татаринов создал рядом еще один сад, который в среде ботаников стал называться "Ботаническим" - это современный Верхний Парк. Основной же ботанический сад создал известный российский географ Андрей Краснов, брат белогвардейского генерала. В 1912 - 1914 годах ему удалось заполучить землю и деньги под этот проект и он начал масштабные работы по разведению растений. Основная его идея состояла в том, чтобы акклиматизировать различные растения под климат Аджарии и затем разводить эти растения в Аджарии массово. Именно он начал впервые разводить чай и он же придумал использовать австралийские эвкалипты для осушения колхидских болот. В советское время правительство осознало экономическую выгоду от ботанических исследований и к саду отнеслись со всей серьёзностью - он стал научной базой для цитрусовой и чайной промышленности. В 1955 году парк Д'Альфона и парк Татаринова присоединили к основному парку. Таким образом, парк состоит из двух частей: "научной" и "художественной". Это ощущается по сей день».

«Художественная» часть представляет собой чередующиеся участки буйных зарослей волшебного леса и регулярного парка, в «научной» части туристы обречены блуждать среди каких-то теплиц и неведомых плантаций. По саду проложена одна асфальтовая и несколько грунтовых, видимо, хозяйственных дорог. По первой, хором распевая «7:40» каталась туда-сюда на электромобильчиках пьяные и весёлые израильские туристы. По тропинкам, убегающим в чащу, можно было блуждать до бесконечности. Повсеместно журчали поилки, манили белыми дверками прохладные туалеты, звали посидеть всяческие лавочки, умыться - водопады и ручейки. Деревья и кусты то расступались, и тогда солнце запекало тебя за несколько минут, как булку в духовке, то смыкались столь плотно, что наступала чернильная тьма. Из укромных зарослей периодически возникало местное население с предложением приобрести домашнего вина и медовухи. Дорожки были засыпаны «чернушками» из мультиков Миядзаки.

И еще, там был запах. Он преследовал все 4 часа. Мы прочитали все таблички, понатыканные возле растений (среди них встречались и на русском), обнюхали все цветы и кусты, но лишь вернувшись в хостел, узнали, чем так одуряющее приятно пахло в Ботсаду. На полке в ванной стоял гель для душа «Юный османтус» - его чудесный аромат и пропитал весь Сад.

К югу и северу от Сада есть два замечательных пляжа. Южный называется Зеленый мыс и имеет выход на дикий пляж, - нужно всего лишь обойти скалу по проржавевшей металлической лесенке, а там, на камушках поставить палатку и переночевать под райскими кущами. Второй пляж начинается сразу у северных ворот в Сад - в поселке Чакви, к нему можно спуститься по лесенке из Сада или по автодороге. Собственно, из Чакви начинается маршрут в национальный парк Мтирала, произведший на меня неизгладимое впечатление.



Парк находится на горе Мтирала, что в переводе на русский - «плачущая». Название говорит само за себя. Когда тумана нет, есть страшная влажность, мокрое там все - почва, деревья, постройки, одежда, сам воздух настолько напитан влагой, что даже пить на жаре не хочется. Растительность в парке настолько буйная, что сносит башню напрочь. Мне все эти деревья, поросшие плющом, напоминали «Аватар».

От Чакви до ресепшна парка - около 8 км асфальта, потом еще 4 км грунтовки разной степени убитости. Примерно половина дороги проходит в узком ущелье - горы очень крутые, почти вертикальные, и те, что поросли лесом, и те, что без него - и так везде в Грузии. Туда нас подвезли 2 машины, пешком в общей сложности мы прошли километров 5, причем через каждые пару километров на дороге наблюдались указатели, мол, до парка 7 км. Цифра в 7 км вообще в Грузии популярна, нам не раз говорили, что докуда-то 7 км, даже есть по факту было 15 или 3.

Идти было легко (плотный завтрак из хинкалей тому способствовал), воду с собой по старой крымской привычке можно было и не таскать, она буквально стекала по обочинам. Или лилась из поилок, украшенных предвыборными плакатами. Во время нашего трипа в Грузии проходили выборы в парламент, и плакатами было обклеено и усеяно буквально все. Рассматривая личности кандидатов обоего пола, мы пришли к выводу, что в выборах в любой республике бывшего СССР, а также в российских регионах участвуют одни и те же 15-20 человек, их просто гримируют в соответствии с нужной национальностью, одевают-причесывают-бреют-заращивают в соответствии с традициями местности. Так они и колесят по одной шестой суши всю жизнь. Данная теория нашла массу приверженцев среди таксистов и водителей Сванетии, Самегрело и Шида-Картли, мы охотно делились ею со всеми, вот.

Радовали подвесные мостики через реку Чаквистави, и поражало буйство растений - корни нависали над дорогой, ветки переплетались друг с другом, гигантские листья местных псевдолопухов прикрывали от солнца ручьи, влага сочилась и капала отовсюду. Дорога была усыпана каштанами, встречный дяденька показал, как их есть, и мы набили ими карманы так, что штаны сползали. Есть в парке водопад и заводь, гордо именуемая озером - вода там ледяная - это основные точки показа, чавкающие тропки размечены немного странно, например, мимо водопада мы промахнулись, но заблудиться все равно не получится. Ходить налегке вообще несложно, но с рюкзаком при жуткой сырости в горку идти было лично мне не очень.

В ущелье в самом парке живет несколько семей, что-то они там выращивают, держат гестхаус, говорят что он построен из самшита, срубленного тут же на Мтирале еще когда не было парка. Главный же аттракцион для туристов - переправа на шайтан-арбе через реку Чаквистави посредством собственной мускульной силы, стоит 1 лари с носа в обе стороны.

Женщина на ресепшне по-русски не говорила, поэтому пришлось доставать свои домашние заготовки-записи, дабы узнать, где ставить палатку. Уже в сумерках добрались до поляны на пригорке, где было чуть суше, чем у реки, зато горел костер и веселилась компания молодежи. Мы малость приуныли, потому что возраст участников и их алкогольная карта не оставляли возможности надеяться услышать знаменитое грузинское пение. Пока мы ставили палатку, умывались, балансируя над ручейком на склоне, рискуя сорваться и пересчитать ребрами здоровенные деревья, и готовили на горелке ужин, отдыхающие граждане резко свернули застолье, подкинули дровишек в огонь и растворились в темноте, причем унесли с собой весь мусор. Мы пересели к костру на бревнышко, открыли вино и, отбиваясь от комаров, потому что сырые ветки хоть и дымили, но не спасали, начали бражничать. Тьма вокруг была кромешная, и тут из этой самой тьмы вылетела гигантская сова. Огня она не особо боялась, подлетала и к костру, и к палатке в которой горел фонарик, мощно взмахивая крыльями прямо перед носом. Было одновременно и интересно, и жутко. Но самая жуть началась ближе к ночи, когда в высокой траве в метре от тента начало с шуршанием носиться какое-то животное. Мы кричали, и светили фонариком, и топали, и хлопали и призывали обратно веселых пьяных грузинов, пусть бы они плясали тут до утра в сполохах костра, только бы не бросали нас наедине с чупакаброй. Мы перебрали всех животных, которые могли бы вести себя так гадко по отношению к туристам, заплатившим за ночевку по 5 лари, но единственным действенным средством от страха стали беруши. Выяснить, что за свинота пугала нас в лесу так и не удалось, русскоязычных сотрудников парка мы так и не встретили. Зато встретили любезную даму, продавшую нам литр чудесного домашнего вина за 3 лари.

Третьей точкой субтропической вакханалии стало местечко в краю Самегрело, куда ехать мы совсем не собирались. О каньонах на реке Абаше близ райцентра Мартвили нам рассказал бригадир строителей Мишо в Зугдиди, отметив, что каньоны Мартвили очень любят посещать сами грузины (обычно подобные достопримечательности заточены под туристов), а это залог того, что место отличное.

Каньон в известняковых скалах промыла река Абаша. Место, действительно, очень красивое, я бы не отказалась пожить там денек в палатке и поплескаться в ледяной чистой воде. В низовьях Абаша мутная, глинистая какая-то, а тут просто хрусталь! С грустью отмечу, что все великие реки Грузии, о которых я читала в замечательных книжках, и которые воспевали поэты - Арагви, Риони, Кура и Терек - оказались грязными и какими-то невпечатляющими, во всяком случае, в тех местах, где мы их увидели.

Каньон разделен отмелью на нижний и верхний. В нижнем оборудована экотропа и купаться запрещено. Погулять стоит 5 лари с носа. Здесь очень тенисто и влажно. Пахнет прелью и неизвестными растениями. В верхнем за 10 лари катают на надувных лодках, прогулка к водопаду, под смыкающимися стенками, мостиками, ползущими по скалам растениями и обратно занимает минут 30.

С одной стороны, место, несомненно, окультурено, мусор вывозят, удобства присутствуют, трудоустроено как минимум человек двадцать из соседних деревень, что при общем уровне безработицы очень неплохо. Но с другой, такие места обычно привлекают дикой красотой, в них приятно устроить дневку после долгого похода по горам, но возможности такой категорически нет. Хотя, может, это только я так думаю, большинству туристов эта проблема проблемой вряд ли покажется.

 

Фото: Андрей Тонких

comments powered by HyperComments

Популярное

Статьи