ИА 1-LINE - новости Красноярска и Красноярского края

Суббота,
20
января
2018,
04:28

Юдин и «Юдинка»

«Не трачу деньги решительно ни на что, кроме книг. Пользу от них считаю выше денежной, тем более, что хорошо чувствую достойную вещь», - написал в 1857 году своим родителям в село Тесь 17-летний служащий минусинской питейной конторы. Казалось бы, что тут такого, во второй половине 19-века библиофилы в России не были такой уж редкостью. Но имя этого молодого человека, нашего земляка, известно сегодня не только в Сибири, но и далеко за океаном. Геннадий Васильевич Юдин прославил Красноярск, а отчасти благодарные потомки сохранили память о нем – в центре города после долгого ремонта сегодня вновь работает его музей-усадьба.

Деревянное здание в бывшей слободе Таракановке (Тараканова дача), знакомо многим горожанам, «заставшим» Советский союз. Во времена моего детства (наш класс тут принимали в пионеры) здесь размещалась экспозиция, посвященная сибирской ссылке и пребыванию в Красноярске Ленина. Молодой ссыльный Ульянов два месяца жил в Красноярске, ожидая парохода до Шушенского, и почти ежедневно работал в библиотеке Юдина над книгой «Развитие капитализма в России», которую потом библиофил даже приобрел в коллекцию. Собирание книг было основной страстью Геннадия Васильевича. В 1906 году его библиотека насчитывала 80 тысяч томов, познакомиться с которыми мог любой горожанин. Достаточно было прийти, вытереть ноги, найти нужную карточку в каталожном шкафу и засесть за чтение.

Меценат и издатель

Что больше всего поражает сегодня, так это тот факт, что один из богатейших людей Енисейской губернии тратил огромную часть своих доходов (ежегодно Юдин выпускал красивейшие карточки об издержках на домашнюю библиотеку, в которых встречаются суммы до 43 тысяч тогдашних рублей) на покупку книг. Не на яхты, мерседесы, оргии, золотые унитазы, полеты на Мальдивы на личной «цессне», а на печатное слово, которое было доступно человеку любого сословия. Бесплатно.

Книги жили в этом доме на правах хозяев. Все здесь было для них – полки, специальные шкафы, два из которых до сих пор стоят в кабинете. Сегодня мы удивляемся, почему в доме так мало печей, но для Юдина было очевидно – слишком сухой воздух вреден для книг. Каждая печь имела двойные заслонки, не дай бог уголек выскочит, а их задние стенки закрывала дополнительная кирпичная перегородка.

Юдин был не только собирателем, но и издателем. Любой человек мог выйти на него с просьбой о спонсорской помощи, и, понимая значимость той или иной работы, Юдин не останавливался ни перед чем, чтобы ее издать. В рабочем кабинете за стеклом хранятся книги, изданные на его средства. Одна из них, авторства Семена Афанасьевича Венгерова – библиографический сборник «Издание русских книг», в котором были (бы) указаны все книги, вышедшие в России с начала книгопечатания вообще и до конца 19 века. Юдин, как библиофил понимал, насколько важно это издание, и активно включился в работу не только в качестве мецената. Но и Юдин, и Венгеров даже не представляли, какой объем работы им предстоит, и из 25 томов вышло только 3. Все они являются сегодня библиографической редкостью, к счастью, в нашем краеведческом музее, отделом которого является «Юдинка», сохранились их экземпляры.

Раритет музея – переписка Петра I и графа Шереметева с потрясающими гравюрами. И еще одна книга, сборник документов «Сибирь в 17 веке», собранный и подготовленный к изданию Андреем Титовым, - за нее Юдин получил благодарственную грамоту от Александра III, о чем не преминул упомянуть в мемуарах. За свою благотворительную деятельность Юдин был награжден и орденами: Анны 3 степени, Станислава 2 степени, и другими высокими наградами.

Педант и «Плюшкин»

Юдин был буквоедом во всех смыслах. Он дотошно собирал все приметы эпохи (за что сегодня мы ему благодарны): афиши, пригласительные билеты, открытки, флаеры, визитки, фотографии, рекламные проспекты – вещи, которые мы обычно выбрасываем. Он считал, что это поможет будущим историкам лучше понять его время и его современников. Каждое утро он заносил в дневник наблюдений погоду с уличного термометра. Дотошно вел приходно-расходные книги, нумеровал и датировал каждое исходящее и входящее письмо. Писал письма на фирменных бланках с изображением своей дачи в Тараканово. Заказывал гравюры и фотопортреты членов своей семьи – сохранились и сами гравюры, и их клише. Он покупал собрания сочинений по всему миру, а иногда и целые библиотеки, и все это тщательно фиксировал в документах. Разбуди его среди ночи, и он без запинки бы сказал, сколько стоит его библиотека!

Все главные моменты жизни семьи, строительства и работы завода, деятельности прииска, путешествий, пикников, огородных достижений Евгении Михайловны и постройки дачи в Тараканово остались на фото. Денег на это Геннадий Васильевич не жалел. Кстати, благодаря Юдину, мы можем увидеть на фотографиях все этапы строительства железнодорожного моста через Енисей. Да-да, того самого, который разделил Гран-при с Эйфелевой башней на Всемирной выставке в Париже в 1900 году, был внесен ЮНЕСКО в реестр значимых памятников всех времен и народов, а в 21 веке благополучно распилен и сдан на металлолом. Юдин заказал полное фотосопровождение работ – от изысканий до первого поезда! В фондах краеведческого музея хранится более 100 снимков, все оформлены в паспарту, а на обороте каждого рукой Юдина написана дата и название этапа строительства. Копии нескольких снимков висят сегодня на стенах «Юдинки».

Бизнесмен и рационализатор

Юдины – один из богатейших купеческих родов Красноярья – «сделали бизнес» на винокуренном производстве. Патриархальная семья была довольно большой, сам Геннадий Васильевич продолжил дело предков, а его брат пытался заниматься золотодобычей (Юдин купил для брата прииск), но удача этой и иной его деятельности, увы, не сопутствовала. Зато старшие сыновья Геннадия Васильевича были отцу хорошими помощниками.

В 12 лет Геннадий Васильевич уехал из дома и поступил служащим в минусинскую питейную контору. Даже в таком юном возрасте, он уже считался деловым человеком с хорошей хваткой, показателем доверия и уважения к подростку служит тот факт, что ему доверяли закупку зерна для винокурни – дело очень ответственное и важное. За 10 лет службы Юдин накопил 600 рублей и вложил их в собственное дело, построив в 22 км от Балахты винокуренный завод, названный в честь сына Леонидовским. Начинающему предпринимателю крупно повезло – он выиграл в лотерею 25 тысяч рублей, а потом еще 200 тысяч. Это позволило ему поставить винокурение на широкую ногу.

Юдин постоянно следил за новинками, оснащая завод по последнему слову техники и используя самые современные технологии. Четырехэтажное здание завода было построено под гигантский, по сути, самогонный аппарат, позволявший получать спирт высочайшего качества. Бочки для вина и спирта делали на месте. В музее представлены этикетки напитков – наливки, водки, бальзамы. Но конечно главный источник дохода Юдиных – спирт высшей категории. Для души Юдин «держал» еще один завод под Красноярском на Каче пиво-медоваренный.

Производство было безотходным. На реке Сыр близ завода построили собственную мельницу, были на территории и огромные амбары для хранения зерна, причем если зерно передерживали, то его пускали на корм скоту (для качественного спирта оно уже не годилось). Все, что оставалось после перегонки, также шло на корм бычкам – «ценное мясо» потом на своих ногах шло в Красноярск и Енисейск на продажу.

Леонидовский завод был солидным предприятием, часть доходов которого шла на социальные нужды. Рядом с заводом Юдин построил поселок для рабочих и служащих, а в целях укрепления почв, ну и так, для прогулок, по его инициативе сотрудники предприятия под руководством специалистов, высадили сосновый бор. Сегодня это – одна из достопримечательностей Балахтинского района, изрядно загаженный памятник природы Юдинский бор. 

Домовладелец и «отец-основатель»

Ну вот, мы добрались и до самой усадьбы. Юдины переехали в Красноярск в 1878 году. И почти сразу же Геннадий Васильевич выбрал место на каменном пригорке с видом на Енисей, «Столбы» и Красноярск, где и началось строительство загородного дома - Таракановой дачи. Тогда она находилась в 3 верстах от города, мимо дачи шла т.н. Монастырская тропа на Гремячий Лог, к дачам горожан и в мужской монастырь. Сегодня музей-усадьба находится практически в центре города, с ее двора открывается прекрасный вид на новый железнодорожный и строящийся 4-й автомобильный мост, Правобережье, Енисей, жд вокзал и исторический центр Красноярска.

Сначала здесь было построено два одноэтажных дома для летнего отдыха. Но в 1881 году после большого пожара, оставившего от Красноярска одни головешки (дом Юдиных в городе не пострадал), хозяин обеспокоился судьбой своей уже тогда приличной по объемам библиотеки. Так дача превратилась в ПМЖ, туда переехала вся семья. Постепенно построили амбары, завозни, конюшню, баню, жилой флигель, домик для прислуги – там готовили еду (в доме, где хранились книги, готовить было запрещено).

Одноэтажный жилой дом до наших дней не сохранился, зато сохранилась библиотека, которая быстро обзавелась вторым этажом – книги не помещались. И еще - флигель для гостей, в котором ныне расположена библиотека музеев России. В ней собраны издания из городов - от Калининграда до Владивостока: методички, каталоги, сборники трудов и т.д., с этим фондом бесплатно в рабочие дни может позаниматься любой желающий. И еще - один небольшой домик прислуги, где летом будет работать чайная с плюшками. Во дворе разобьют сквер, появятся беседки и лавочки – можно будет посидеть с книжкой и кружкой чая, любуясь красотами Красноярья.

«Юдинка». Рожденная дважды

Музеем усадьба Юдина стала не сразу. После революции в здании библиотеки размещалась малокомплектная школа для детей железнодорожников, в жилом доме – детский сад, а во флигеле жили преподаватели и воспитатели. К 100-летию со дня рождения Ленина школьников заменили экспозицией, посвященной деятельности революционеров на территории нынешнего Красноярского края, в 90-е гг музей вновь поменял экспозицию на «Старый Красноярск», а в 2000-м он закрылся на ремонт, продолжавшийся почти 13 лет.

Сегодня большая часть экспозиции «Юдинки» рассказывает о семье библиофила и мецената. Собственная родословная его очень интересовала, он публиковал объявления в газетах по всей России, искал любую информацию о своих предках Иудиных и здравствующих родственниках. Очень интересны залы, где собраны личные вещи супруги и детей Геннадия Васильевича.

На меня большое впечатление произвели книги для систематизации растений и гербарии старшей дочери Юдина Марии. Решительная девица, она вместе с подругой отправилась на Бестужевские курсы в Питер (их сопровождала тетушка, и это было единственной уступкой родителям, которые категорически возражали против этой поездки), после которых очень увлеклась ботаникой. Мария собрала серьезную коллекцию растений, часть которой хранится в Минусинске – в Мартьяновском музее – представляющую большой краеведческий интерес.

Не сказать, чтобы Юдин был заядлым путешественником, но как все приличные люди своего времени, он наезжал в Москву и Питер – по делам, и, конечно же, за книгами. Вместе с семьей охотно посещал театры, выставки и публичные лекции. Побывал он и в Святой Земле, отдыхал в Крыму, ездил в Европу. В актовом зале музея выставлено собрание флорентийских гравюр конца 18 века, привезенных Юдиным из Италии.

Судьба библиотеки

Первая библиотека Юдина сегодня является частью Библиотеки Конгресса США. В музее хранится экземпляр описания Первой библиотеки, сделанного специально для нового владельца, с предисловием Юдина, где он рассказывает историю продажи своего детища.

Идея продать библиотеку впервые посетила Юдина после трагической гибели его младших сыновей, окрепла она в ходе кровавых событий первой русской революции, активное участие в которой приняли рабочие железнодорожных мастерских Красноярска (они располагались в непосредственной близости от усадьбы). Он решил продать библиотеку только целиком – частному лицу или государственному учреждению. Но она была огромной – более 80 тысяч томов – и хотя многие интересовались ею, покупателя на все собрание в России так и не нашлось. Поэтому Юдин публикует объявление о продаже в «Вашингтон-пост» (его клише на английском можно увидеть в экспозиции). На объявление почти сразу откликается Вашингтонская Национальная библиотека, ныне – библиотека Конгресса.

Библиотека стоила 260 тысяч рублей. Юдин просил 300, и в итоге она была продана за 100 тысяч, - 6 ноября 1906 года стороны подписали договор. В музее есть фотография обоза, на котором коллекция в ящиках, тщательно упакованная, отправилась на вокзал, оттуда – в пяти вагонах до Гамбурга, а затем на пароходе в свой новый дом.

Каждая, уплывшая за океан книга, была помечена специальным экслибрисом с портретом Юдина, зданием библиотеки в Тараканово, царь-колоколом и собором Василия Блаженного. Такая своеобразная печать России и Сибири, которая и сегодня напоминает читателям, откуда родом книга, которую он держит в руках.

Сегодня в Красноярском краеведческом музее хранится около сотни книг из Второй домашней библиотеки Юдина, которую он собрал после продажи той знаменитой, Первой. Большая же часть Второй ныне находится в отделе редких книг Краевой библиотеки Красноярска – около 10 тыс. экземпляров. Не пропал и архив Геннадия Васильевича: обширная переписка – деловая и личная, семейные бумаги и еще порядка полумиллиона ценнейших документов рубежа 19-20 вв. После революции все документы были распределены по географическому принципу. Например, в США ушли документы, касающиеся Аляски, а те, что имели отношение к Енисейской губернии, остались в Красноярском государственном архиве.

Геннадий Васильевич умер в марте 1912 года, он похоронен на Троицком кладбище Красноярска.

 

Виктория Рефас

Фото: Андрей Тонких

 

comments powered by HyperComments

Популярное

Статьи