Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 1070

ИА 1-LINE - новости Красноярска и Красноярского края

Вторник,
21
февраля
2017,
03:16

Таинственный остров

Одним Ольхон кажется полным загадок и вполне оправдывающим свой статус сакрального центра северного шаманского мира – они чувствуют здесь особую энергетику и готовы часами медитировать по поводу и без.

Другие ищут тут обломки истории эвенков и бурят, вслушиваясь в отголоски мифов и легенд. Третьи наслаждаются тишиной, встречают рассветы и провожают закаты. Мы же намотали на колеса своих байков нехитрые километры ольхонского песка, но так до конца и не поняли, чем же восхищает туристов, приезжающих на Байкал со всего мира, этот таинственный остров.

История с этнографией

На Ольхоне издревле «прописаны» грозные духи Байкала. Сюда, по преданиям, спустился с неба Хан-Хото Бабай, здесь живет в образе белоголового орла-беркута его сын Хан-Хубуу Нойон, который первым получил шаманский дар от Тенгри. В сквозной пещере скалы Шаманки, куда вход дамам строго запрещен, жил в свое время владыка острова – эжин Бурхан. У мыса, названного его именем и сегодня поклоняются духам, а самые отважные до сих пор не теряют надежды встретить у горы Жимы бессмертного медведя, прикованного к ней цепью. Ольхон давно спорит с Тывой и Монголией за право скрывать на своих просторах могилу Чингисхана, которую, правда, как и у конкурентов пока никто не обнаружил. Зато археологи нашли здесь большое количество городищ и могильников древнего народа курыкан. Все Ольхонские древности хранятся в краеведческом музее Хужира – главного поселка острова, с сотрудником которого, потомственным шаманом Валентином Хагдаевым обязательно стоит познакомиться. Никогда не забуду, как он читал нам отрывки из «Гэсэра»: бескрайняя степь, колышущаяся под порывами ветра, вставала перед глазами, и даже запах трав чувствовался.

Откуда есть пошел

Обе версии происхождения названия острова уходят корнями в язык коренных жителей Ольхона – бурят. Согласно первой, всему виной слово «ойхон» – «лесистый», согласно второй, «ольхан» – «сухой». Обе вполне соответствуют облику Ольхона – он одновременно и сухой, и лесистый, поэтому отдать предпочтение какому-нибудь одному варианту затруднительно.

По дороге с облаками

На север от мыса Забро, в бухте которого причаливает паром, убегает по холмам дорога. Облака над ней несутся с такой скоростью, как будто приглашают посоревноваться с ними – кто быстрей достигнет самой северной точки Ольхона – Хобойского клыка. По левую руку расположена первая достопримечательность – озеро Нурское, холодное и чистое, как впрочем, и подпитывающее его Славное море. Полевая дорога, высшие точки которой отмечены яркими ленточками сэрхэ1 и каменными россыпями обо2, приводит нас в залив Хул к мысу Кобылья голова. Здесь, закрытое от всех ветров прибрежными утесами, притаилось уникальное озеро в форме сердца – Нукунур. Старики говорят, что если встать в лодке на его середине, взяв в руки по тряпочке, то можно увидеть, как рождаются все четыре ветра мира. На Кобыльей голове рекомендую поставить палатку и проводить светило, а с утра не полениться и встретить рассвет. Солнечных моционов такой красоты я не видела нигде, кроме, пожалуй, Иссык-Куля.

По западному побережью

Таковое, омываемое водами Малого Моря, большей частью пологое, со скалистыми мысами и глубоко вдающимися в берег бухтами. Здесь, на песчаных берегах среди дюн есть масса приятных мест для ночевок и куча достопримечательностей. Например, полуостров Хоргой, с остатками археологических памятников, или расположенное в нескольких часах педалирования к северу от него озеро Ханхой, также окруженное руинами эпохи неолита и бронзы. Кстати, озеро хорошо прогревается, здесь можно всласть покупаться, не выстукивая зубами «ёхорьё», а заодно и порыбачить на мелководье. А уж самодельные коптильни, распространяющие вокруг горячий запах омуля, не оставят вам шансов избежать знакомства с главным лакомством моря-озера.

Безводный островок

Квестом с гарантированным результатом станут поиски на западном берегу какого-нибудь «седого паромщика», ведь местные жители всегда начеку, ибо туризм здесь – основной источник дохода. Предварительно поторговавшись, попросите его свозить вас на островок Огой (искаженное «угунгой» – безводный), знаменитый своим субурганом3 – ступой, построенной волонтерами со всей России в 2005 году. Покрытая специальной светоотражающей и влагозащитной краской, белоснежная ступа видна со всех близлежащих островов и берегов Малого Моря. Мимо священных лиственниц, обвязанных ленточками (мы тоже там отметились), идет наверх крутая лестница на каждой ступени которой лежат россыпи монет, бусин, конфет и сигарет – подношений духам. «Окрестности» субургана выложены цветными плоскими камнями – из них сделаны дорожки, скамейки, всевозможные стеночки и пирамидки. И хоть сбивает с ног огойский ветер, ступу положено обойти посолонь (буддийская традиция) и противосолонь (шаманская) – 3 раза, думая только о хорошем, и «будет вам щастье». За нашим крестным ходом с интересом наблюдали туристы-словаки, сначала хихикали, а потом тоже влились в круговорот. Любопытные вещи обнаружились и у кромки воды – на берегу красный, кровавый песок, а в бирюзовой воде под солнцем переливались и бултыхались в прибое золотые песчинки.

Вода Байкала

Это визитная карточка Славного моря, которое ведет себя, и правда, как настоящее море: штормит, приливает-отливает, берега его не всегда видны, а песчаные косы, уходящие за горизонт с одиноким деревцем где-нибудь посередине, вызывают в памяти Рижское взморье. Зато цвет воды – как у горных озер, меняется от берега в следующей последовательности: бирюзовый, аквамариновый, изумрудный, сапфировый. Вода Байкала абсолютно прозрачна – дно видно на глубине в несколько метров с камушками и рыбками, зимой, говорят, лед имеет такую же прозрачность. Никакая грязь не замутнит байкальскую воду, даже у причалов, где какой дряни только ни плавает… Ее чистят специально обученные рачки – эпишуры, в день каждый из них отфильтровывает почти кубометр воды, поэтому пить ее можно и некипяченую. Правда лимнологи не советуют делать это часто, в ней столько минералов, что они способны вывести из организма не только ненужные, но и нужные вещества. Так что стакана в день вполне достаточно.

Сердце острова

Шара-Нур, единственное соленое озеро на Ольхоне. Добраться до него нетрудно – от поселка Ялга, что недалеко от Ханхоя, уходит вглубь Национального парка грунтовая дорога. Всего 7 км мучений в песках – и вот мы уже в горах-лесах на берегу Желтого озера, почитаемого бурятами за его целебные грязи, мажемся ими и радуемся, что не забыли набрать пресной воды. Ближайший ее источник – все тот же Байкал, но восточный берег Ольхона, до которого можно добрести по лесной тропе горный, скалистый. Он круто обрывается в Славное море, и спуститься к воде здесь негде. Разве что на самом севере острова у научно-исследовательского поселка Узуры, единственного населенного пункта на восточном берегу. Кстати, еще десять лет назад буряты не пускали туристов к священному Шара-Нуру, полагая, что «белые люди» оскорбляют духов Ольхона своим присутствием в самом его сердце. Нынче же все спокойно, публики почти нет, только комары звенят над ухом.

Хужир, что значит «солончак»

Главный порт Ольхона встретил нас берегом погибших кораблей. Кто видел фильм «Игла», может представить, как это выглядело, только в фильме корабли застыли в песке, а здесь – в полосе бирюзового прибоя. Ржавые катера, лодки и баржи, какие-то бочки, разводы бензина на воде и куча хлама на песке. В отдалении щипали травку невозмутимые овечки. Сам порт отделен от основного поселка воротами, на створках которых шелестели объявления: «Продам картофель едовой». Эти самые створки с жутким скрежетом отползли в сторону, пропуская публику на песчаную главную улицу, ширине которой позавидовал бы новосибирский Красный проспект. Зато возле самой дорогущей турбазы грязь до колен. Кстати, в местных гостиницах, чья архитектура вызывает в памяти развесистую клюкву и лубочную Русь, нет, по большей части, ни водопровода, ни канализации, но цены – выше облаков. Поэтому, если своей палатки вы не прихватили, обратитесь на метеостанцию, где есть прокат туристического снаряжения, начиная от налобных фонариков и заканчивая гидом-полиглотом.

End of the Land

Дорога от Хужира до Хобоя очень живописна и примечательна тремя вещами – красивейшими бухтами, дюнами, поросшими редким лесочком, и видом на Приморский хребет, тянущийся по противоположному берегу Малого моря. В редких северных поселках мы пополняли запасы продовольствия и покупали сувениры – фигурки нерп и их изображения на самых разных материалах. И вот, наконец-то, «край земли» – знаменитый клык Хобой, с которого в хорошую погоду видны Ушканьи острова, где находятся лежбища этой самой симпатичной нерпы, и гористый контур полуострова Святой Нос на восточном берегу Байкала. С Хобоя здорово наблюдать рассвет – солнечный диск появляется из-за Святого Носа, а над позолоченной водой стелются клочья тумана. Самая удобная для этого точка – грот (N53°24,30 E107°47,11), ориентированный точно на восход, в нем нет ветра, и спать можно прямо в спальнике, без палатки. Если же палатка – дело принципа, то спуститесь на галечный пляж по крутой тропе, с которой видно сквозные арки, встающие из моря.

Ольхон, как это не прискорбно, избран сегодня различными духовными школами как место медитаций. На его скалах рисуют охранные знаки, его камни вырывают из дерна и перекладывают, строят из них туры, нарушая тем самым не только экосистему, но и тонкие миры острова. Шаманы просят не делать этого, иначе, недалек тот день, когда обрушатся в воду, сложенные в расщелинах Хобоя два огромных орлиных гнезда, и охраняющие Ольхон белоголовые орлы покинут его навсегда. И тогда защищать таинственный остров от злобных духов будет уже некому.

Примечания

1Сэрхэ (бурят.) – коновязь, ритуальные столбы и деревья у бурят, эдакие пограничные столбы, знаки собственности рода, также являющиеся символом мирового дерева, объединяющего три мира. На столбе вырезаются три горизонтальные канавки: верхняя для привязывания коней небожителей, средняя для коней людей, и нижняя – для лошадей подземного мира. Сэрхэ обычно ставился у юрты, ведь «пока стоит сэрхэ – семья жива». Его нельзя разрушать, он должен сам прийти в негодность.

2Обо (бурят., хакас. «обаа», тувин. «оваа» – «куча, груда, насыпь» – культовые места в культуре тюрко-монгольских народов. Это кучи из камней или деревья, украшенные ленточками или флажками. Обо встречаются на дорогах и горных перевалах, у озер и аршанов, на берегах рек, а их хозяевами считаются духи умерших шаманов данной местности или духи предков ее владельцев. Не забудьте положить в обо и свой камушек.

3Субурган (санскр. «вершина»), центральную часть ее занимает ступа. По буддийской космологии ступа символизирует собой мировую гору Меру, через которую проходит ось, соединяющая землю, пространство и небо и связующая человечество с божественными мирами. Считается, что ступы предназначены для растворения всего негативного в мире.

Полезная информация

Остров Ольхон – крупнейший на Байкале (71×15 км). От северо-западного берега озера его отделяет мелководный пролив Малое море, суда входят в него через Ольхонские ворота. Вода в Малом море лучше всего прогревается к августу – до +18°C. Высшая точка острова – гора Жима (1274 м), в 11 км от нее находится самое глубокое место Байкала – отметка 1637 м. Большую часть Ольхона занимают степи и лиственничные леса, встречается реликтовый ельник, а мраморные скалы всех цветов чередуются с песчаными дюнами. Здесь нет опасных животных и энцефалитных клещей. Территория Ольхона заповедна, но фактически правила пребывания не регулируются, за исключением сбора за посещение острова. На Ольхоне нет рек и ручьев, а месторасположение родников аборигены не выдают. Добраться до острова можно через паромную переправу МРС (поселок Сахюрта) или на «ракете» до поселка Хужир.  

Фото: http://prospekt-desires.ru/

 

comments powered by HyperComments

Популярное

Статьи